Мир не придет только от наших молитв…

В начале августа 2005 года в Калмыкию по приглашению Шаджин-ламы Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче прибудет с визитом Его Преосвященство Богдо-геген.

Специальный корреспондент Агентства национальных новостей в составе делегации российских журналистов побывал в резиденции Далай Ламы в Индии и взял интервью у духовного лидера буддистов всего мира:

- Ваше Святейшество, со дня вашего приезда в Республику Калмыкия в конце 2004-го года прошло некоторое время. Какие мысли сложились у Вас по поводу приезда в Калмыкию? Что касается жителей республики, то они надеются, что в декабре 2005-го года, когда в Элисте построят новый хурул, Вы приедете к нам и освятите новый храм.

- Первое, что приходит на ум по поводу последнего визита в Россию - это был очень короткий визит, почти как сон. Было холодно, постоянно шел снег. И одновременно - горячие чувства людей, их вера, их преданность, их дружелюбное отношение невероятной силы. Тысячи человек вышли приветствовать меня. Это было очень трогательно. Меня также потрясло, что много людей пришли послушать мое Учение и, несмотря на холодную погоду, они стояли и слушали меня. Если не будет никаких препятствий с российской стороны, то я бы приехал и освятил ваш новый хурул.

-Говорят, в ваш приезд ни один человек не заболел…

- (Улыбается). Это не было целью моего Учения. Цель моего учения совсем в другом - это долговременное счастье, счастье с перспективой, а не такое краткое, как здоровье на несколько дней.

Во времена Тринадцатого Далай Ламы были особые связи с русскими царями. На протяжении многих столетий у нас побывали ученики из буддийских регионов России - из Калмыкии, Бурятии, Тувы, а также Монголии. Мы объединяем эти народы одним словом - монголы. Они приезжали в Тибет учиться и из них получались выдающиеся философы.

В дальнейшем был период, когда я мог встречаться с людьми из российских буддийских регионов только в Америке или Франции, куда они были вынуждены эмигрировать. Потом постепенно я стал посещать Советский Союз. Естественно, к буддистским республикам у меня особо близкие чувства. Россия - великая страна. Люди России испытали на себе самые разные опыты. Сейчас у вас более открытое общество.

С буддийской точки зрения, а также с точки зрения реального положения вещей, большинство проблем, которые мы испытываем, от неведения. В любой сфере, возьмем экономику, политику или абсолютно иную сферу жизни, неправильные решения принимаются в силу недостатка знаний. И еще одно: все вещи, все явления в мире взаимозависимы - не существуют ни одной вещи, которая существовала бы абсолютно отдельно от другой.

Представим себе: у вас маленькая ранка на пальце. Казалось бы - маленькая ранка на одной из маленьких частей тела! Но мы испытываем боль, потому что все части тела взаимосвязаны. Также мы можем взять большие небесные тела, планеты, все они также взаимосвязаны. Чтобы жить в таком мире, нам нужен целостный взгляд, целостный подход. Зачем? Неведение подталкивает нас к неправильным решениям. Если же мы будем иметь большую информацию, если мы будем иметь более ясную картину, то это отразится и на наших действиях.

Для того, чтобы иметь эту целостную картину, чтобы взгляд на мир был более реалистичным, средства массовой информации должны быть объективными и честными. Я обычно говорю: у вас, у журналистов, должен быть длинный нос, как у слона. Старайтесь "нюхать" - это очень важно.

- Ваше Святейшество, Вы часто говорите о том, что нам нужна не религиозная этика, а секулярная этика. Но мы знаем, что религиозные практики помогают сильным эмоциям справиться с гневом, ненавистью. А как справиться с этими эмоциями без религиозных практик? Вот если Вы чувствуете ненависть, что делать?

-Очень хороший вопрос. Контрмеры против негативных эмоций? Мы молимся Будде, вспоминаем Будду. Я буддист, и я не должен злиться. Или я христианин, я последователь Иисуса, я не должен развивать этих негативных чувств.

Конечно, этой возможности нет в секулярной этике. Как нам, мирянам, победить негативные эмоции? Вариант реагирования - думать. Это более реалистично. Будучи буддистом, я всегда анализирую. Какова польза для нас от таких эмоций как гнев? Гнев дает нам лишь кратковременное удовлетворение. Вот я испытал очень сильный гнев, сказал что-то очень неприятное другому человеку и на какой-то момент времени ощутил удовлетворение. Потом приходит сожаление, мне становится неудобно. Это означает, что под влиянием негативных эмоций мы не в состоянии различать, что положительно, а что отрицательно.

Теперь посмотрим на эту проблему с точки зрения здоровья. Постоянный гнев не позволяет нам спать. Мы теряем аппетит. В конечном итоге, происходит негативное воздействие на тело в целом. Приносит ли ущерб мой гнев моему врагу? Нет. И вывод таков: в конечном итоге, мои собственные эмоции, мой гнев приносит ущерб мне и моему здоровью.

Сейчас ученые начинают признавать, что эмоции имеют огромное значение для нашего здоровья. Если взять функционирование мозга, то такие позитивные эмоции, как сострадание, оказывают высокое воздействие на работу мозга. И наоборот: негативные эмоции наносят ущерб мозгу.

- Как Вы полагаете, всегда ли Восток будет идти за Западом и сохранится ли неразрывность между Востоком и Западом?

- Когда люди специально создают такие большие различия между Востоком и Западом, я против этих различий. Возьмем Землю: есть много пластов, из которой она состоит. Так же Восток и Запад. Если мы возьмем фундаментальный пласт, то мы стоим на одном и том же пласте. Когда мы говорим о шести миллиардах жителей планеты, то это важнее миллионов, живущих на Западе или на Востоке. Самое главное - это планета в целом. Возьмем следующий пласт: различия в климате. Потому что климатические условия формируют культуру той или иной местности. Скажем, если мы возьмем север - то здесь короткое лето, зимой очень длинные ночи. Это все оказывает влияние на культуру той или иной местности. Основные технологии, основные достижения приходят с Севера. Империализм, коммунизм - тоже приходят с Севера. Включая царей (смеется). Начинается индустриализация и меняется весь образ жизни.

Еще одно различие - это отношение к семейным ценностям. На Востоке очень большие семьи, на Западе, где особенно ощущается процесс индустриализации, люди начинают больше зарабатывать и наблюдается некоторый разрыв между родителями и детьми. Дети очень быстро взрослеют, отделяются от родителей. И этой тенденции начинают следовать и на Востоке. Посмотрите на японцев. Сейчас их нация индустриализована. Китай, Индия - в этих странах также индустриализация имеет место. У японцев остается язык и традиционные ценности. Но современные песни, современная музыка начинают распространяться повсюду - ко всем странам мира, в том числе и на Восток, они приходят с Запада, включая Россию. Все меняется и будет меняться дальше. Я уверен, что в 22 столетии придут какие-то новые явления.

- В книге «Открытое сердце» Вы говорите о том, что Далай Лама – это обычный человек, как все остальные. Не считаете ли Вы, что это необычное заявление для духовного лидера такого ранга как Вы?

- Если мы возьмем Папу Римского, конечно, когда его выбирают Папой Римским, он должен вести себя в соответствии с занимаемым положением. Но до этого он был простым человеком. То же самое касается Патриарха Русской Православной Церкви. Конечно, когда на его голове белая корона, он должен вести себя соответствующе. Возьмем меня: я беженец и должен вести себя полностью неформально. И такие мои братья и сестры. Все они открыты, все они смеются, проявляют доброту. Может быть, этому меня научили мои родители. Нам мешает сильная формализация. И только вера отличает меня от остальных.

- В продолжение этой темы. Вы очень неформальный человек. Вы давали интервью журналу «Плейбой», снимались в рекламе. В какой степени Вы открыты? До каких пределов Вы готовы дойти, чтобы о Тибете, о ваших проблемах, о вашей религии узнали во всем мире?

- Я буддийский монах. У меня никогда не было желания пить, курить. Даже если бы я захотел это сделать, не смог бы. Следующая сфера - политическая. Вопрос слишком сложный, провоцирует на острые эмоции… Лучше в этом месте промолчать.

Я, как человеческое существо, имею свои границы, свой предел. Иногда буддисты называют меня всезнающим. Но в реальности у меня много неведения. Есть области, которые мне неизвестны.

Я родился в очень отдаленной деревушке, в крестьянской семье. Там не было школ. Скорее всего, я бы вел жизнь крестьянина. Поскольку во мне прослеживается явный интерес к технике, к технологиям, то, может быть, я бы дошел до водителя трактора.

С буддийской точки зрения есть проблема следующей жизни: какой она будет в дальнейшем? До последней минуты, до последнего вздоха этот вопрос не решен. Даже после смерти есть некий переходный период, и в этом переходном периоде также возможны определенные изменения.

- Вы побывали на конференции в Иордании, среди лауреатов Нобелевской премии, где звучали рекомендации мировому сообществу как встретить вызовы современности. Что рекомендовали Вы?

- Мы хотим применить контрмеры против насилия и терроризма. Они должны быть двухступенчатыми: кратковременными и долговременными. Меры кратковременного характера уже принимаются лидерами мировых держав и заинтересованными лицами - и я им не судья. Что касается долговременных перспектив, то здесь необходимо решение проблемы правильного образования. Именно образование должно давать нам целостный взгляд на вещи, которые не разделяют на «я» и "других". Целостная картина мира должна появляться из целостного образования. Мир не придет только от наших молитв и наших обращений к высшим существам.


Прочитайте также: