Особенности предоставления права пользования участками недр, расположенными на континентальном шельфе РФ

Потенциальные недропользователи участков недр, расположенных на континентальном шельфе РФ, в соответствии со ст. 9 Закона «О недрах» относятся юридические лица, отвечающие следующим характеристикам:

- созданы в соответствии с законодательством РФ,

- обладают опытом освоения участков недр континентального шельфа РФ (не менее 5 лет),

- доля (вклад) РФ в уставных капиталах составляет более 50% и (или) в отношении которых РФ имеет право прямо или косвенно распоряжаться более, чем 50% от общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставные капиталы таких юридических лиц.

Участки недр федерального значения континентального шельфа Российской Федерации одновременно могут иметь статус участков недр федерального значения, содержащими газ.Юридическими лицами, получившие на настоящее время право пользования участками недр, расположенными на континентальном шельфе РФ, являются ПАО «Газпром» и ОАО «НК Роснефть».

Рассмотрение заявок на получение права пользования рассматриваемыми в данной статье участками недр осуществляется в соответствии с процедурой, описанной в Положении, утверждённым Правительством РФ от 08.01.2009 г. №4. Данная процедура аналогична процедуре рассмотрения заявок на получение права пользование участками недр федерального значения, содержащими газ.

Рациональное использование природных ресурсов континентального шельфа

Понятие «рациональное использование природных ресурсов» означает воздействие на ресурсы, при котором они остаются стабильными или изменяются в заранее предусмотренном направлении и масштабе. Отношения по рациональному использованию природных ресурсов регулируются рядом международных документов, среди которых можно назвать Рамочную конвенцию ООН об изменении климата, Бухарестская Конвенция (Конвенции о защите Чёрного моря от загрязнения) и некоторые другие. Для обеспечения наиболее рационального использования континентального шельфа отечественное законодательство устанавливает нормы, направленные на охрану ресурсов и обеспечение необходимого уровня экологической безопасности (в частности, это обеспечивается действующей системой лицензирования деятельности по разведке ресурсов континентального шельфа).

Ответственность за незаконную добычу ресурсов установлена в Конвенции о континентальном шельфе, которая была принятая в Женеве 29 апреля 1958 года, положения которой продолжают действовать и после вступления в 1994 году в силу Конвенции ООН по морскому праву, а также ст. 253 Уголовного кодекса Российской Федерации «Нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации».

Обратим особое внимание на то, что российское законодательство содержит понятие «континентальный шельф» в ряде нормативно-правовых актов. Федеральный закон «О континентальном шельфе Российской Федерации» раскрывает понятие континентального шельфа в полном соответствии с нормами Конвенции ООН по морскому праву (1982 г.).

Заключение

Из положений Женевской конвенции о континентальном шельфе 1958 года, Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, решений Международного Суда ООН нельзя сделать однозначный вывод о правовой природе прав прибрежных государств в отношении районов континентального шельфа. С одной стороны, правовая природа суверенных прав на континентальный шельф обнаруживается в естественной общности сухопутной территории прибрежного государства и прилегающих подводных районов материка и производна от суверенитета прибрежного государства (концепция естественного продолжения). С другой стороны, суверенные права государств на участки недр континентального шельфа имеют договорную природу, так как наличие шельфовой зоны на расстоянии 200 миль от берега приобретает характер юридической фикции. Необходимо признать, что, в конечном счете, суверенные права государств в отношении континентального шельфа тяготеют к производности от суверенитета государства, так как доктринально основаны на концепции естественного продолжения.

Анализ ограничений, устанавливаемых публичным субъектом в сфере недропользования на континентальном шельфе РФ, показал, что таковые могут быть подразделены на прямые и косвенные. Так, прямые ограничения права недропользования препятствуют получению участка недр континентального шельфа недропользователем в безусловном порядке. К таким ограничениям может быть отнесено требование о наличии в недропользователе доли (вклада) Российской Федерации в уставных капиталах более пятидесяти процентов. В свою очередь, косвенные ограничения права доступа к участкам недр континентального шельфа представляют собой количественное и (или) качественное умаление права доступа к участку недр, ввиду возможности альтернативного толкования отдельных положений закона. К таким ограничениям могут быть отнесены ограничения, связанные со степенью иностранного участия в недропользователе, с отсутствием порядка предоставления геологической информации о недрах, с реализацией приоритетного права на предоставление участка недр федерального значения и другие.

Кроме того, зачастую не столь очевидна соразмерность, в узком смысле – пропорциональность, установленных ограничений. Так обеспечение баланса таких конституционных ценностей как национальная безопасность и охрана окружающей среды (статья 8 Закона РФ «О недрах») с одной стороны, и право граждан на доступ к природным ресурсам – с другой, обеспечиваются публичным субъектом с использованием чрезмерных и не обусловленных целями соблюдения баланса мер.

Обозначенные проблемы – лишь часть юридических вопросов, которые возникают в связи с применением на практике законодательства о континентальном шельфе. Приоритет решения данных проблем с учетом вопросов, уже обнаруженных практикой, безусловно, остается за законодателем. Однако, представляется, что проблеме ограничения права доступа к участкам недр федерального значения континентального шельфа Российской Федерации необходимо уделить особое внимание, ввиду её непосредственного влияния на инвестиционную привлекательность данной сферы, развитие которой, как неоднократно было отмечено в рамках настоящего исследования, является приоритетным направлением государственной политики.


Прочитайте также: