Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 92 страница

«женственные» прически. Такой портняжный этос, требующий долгих часов на убранство волос и прихорашивание, элегантно подчеркивал то, что ценилось в обществе: неспособность дам к работе и пресную, пассивную женственность. Отказ нигилистки от всех женских ухищрений сочетался с ее стремлением действо­ вать и быть полезной, а также с ее отвращением к каждодневно­ му существованию в качестве «ненужной женщины»1.

 ~ К тому же нигилистки также отказывались от того, чтобы выступать исключительно в роли пассивного сексуального объ­ екта.} Длинные роскошные волосы и объемные кринолины, ётоль очевидно намекающие на способность к деторождению, несомненно, являлись составными женского инструментария обольщения. Обычными результатами этой тактики была лю­ бовная история, ухаживание и брак, с последующими за ним го­ дами унылой скуки и домашней тирании. Ведущий к рабству механизм обольщения с помощью женских прелестей был от­ брошен новой женщиной, чьи нигилистские убеждения учили ее тому, что она должна строить свою жизнь скорее при помощи знаний и деятельности, чем женских ухищрений. Проявления дефеминизации во внешнем облике нигилисток были связаны с^ бессознательным стремлением быть похожим на мужчин. (Про­ изводный от мужского стиль девушки-нигилистки - ко{5откие волосы, сигареты, простые одежды - был искусственно мальчи­ шеским. Это, в сочетании с интересом к академическим знани­ ям и «серьезным» материям, вело к ослаблению видимых кон­ трастов между полами и выражало сокровенное желание нигилисток смягчить острые социальные и культурные разли­ чия между мужчинами и женщинамд. S

Помимо нового костюма, нигилистка 1860-х гг. и идентифи­ цировала себя по-новому. Слащавый романтизм и сентимен­

Цит. по: Tolstoy L.N. Anna Karenina / Jr.R.Edmonds. Harmondsworth, Middlesex, 1954. P. 225. О многочисленных описаниях подобного наряда см.: Водовозова Е.Н. Указ. соч. Т. 2. С. 40; Стасов В.В. Указ. соч. С. 58; Кони А.Ф. Петербург/ / Воспо­ минания о писателях. Л., 1963. С. 65-66; Давыдов Н.В. Женщина перед уголов­ ным судом. М., 4906. С. 6; Ковалевская С.В. Воспоминания. С. 82.

154

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 92 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

тальность исчезли. $)на осознала, что настоящая личностная ав­ тономия требует психологической независимости, а не просто полного отделения от мужчины. Для утверждения своей инди­ видуальности она в большей степени, нежели мужчина, нужд^? лась в ее обосновании, выработке своего «пути*} Она отвергала рыцарское поведение или нежное внЮгаиие'к;ебе со стороны мужчин, так как хотела, чтобы ее воспринимали прежде всего как человека, а не просто как женщину, и потому зачастую каза­ лась грубой. Это объясняет причины, по которым девушка-ни­ гилистка стригла или прятала свои прелестные волосы под шляпкой и скрывала глаза за темными очками. Казалось, она го­ ворила мужчинам: «Цените нас как своих товарищей и помощ­ ников в жизни, как равных вам, как тех, с кем вы можете просто и откровенно поговорить».


Прочитайте также: