Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 91 страница

Fathers and Childrens. R.Hare. N.Y., 1957. P. 75-79. Фамилия «Кукшина», так же как и фамилия ее недалекого друга Ситникова, использовались как термины в политической полемике 1905 г. такими разными людьми как Милюков и Пле­ ханов для обозначения нахальных, «недозрелых» радикалов (Милюков П.Н. Год борьбы: Публицистическая хроника. 1905-1906. СПб., 1907. С. 466-471).

2 Dostoevsky M.F. Winter Notes on Summer Impressions / Tr. by R.Renfield. N. Y., 1955. P. 68; Писарев Д.И. Базаров / / Писарев Д.И. Сочинения: В 6 т. Т. 1. C. 7-50; Асмодеи нашего времени / / Современник. 1862. Март. XCII. С. 65-114.

152

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 91 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

Нигилистский взгляд на женщин еще более четко выкри­ сталлизовался в следующем году в ходе дискуссии о сатириче­ ской антинигилистской пьесе «Слово и дело», написанной Уст-ряловым. Ее герой - суровый, непреклонный и совершенно неромантичный; его кредо - «верить в то, что я знаю, призна­ вать то, что вижу, и уважать то, что приносит пользу». Как и Ба­ заров, он презирает любовь, но покорен обычной молодой деви­ цей. Подобная буффонада подтолкнула Андрея Гиероглифова, члена кружка Писарева, поставить вопрос ребром в работе «Любовь и нигилизм», написанной как раз тогда, когда Черны­ шевский заканчивал свой роман, и в значительной степени ос­ нованной на «Метафизике половой любви» Шопенгауэра. Гие-роглифов предложил радикальное, антиидеалистическое толкование любви, пробуждения инстинкта воспроизводства, как бы наивно это не выглядело. Идя вслед за Чернышевским, он настаивал на том, что любовь не должна рассматриваться как исключительно личное и индивидуальное желание. В любви «воля отдельного человека превращается в агенцию рода» и «в этом нисколько не участвует личная воля человека». Все браки

чувства, сопровождающие их, основываются на природной не­ обходимости продолжить род. Может ли нигилист любить? Да, отвечает Гиероглифов, «так как разум не отрицает чувство»; од­ нако нигилист должен признать родство любви и природы. Ка­ кую женщину может он полюбить? Не куклу и не игрушку, счи­ тает он, но женщину, наделенную знанием, которая отвергает все архаичное, пассивное и бессильное, признавая новое, сози­ дательное и действенное. «Тогда наступит полное соответствие

гармония между мужчинами и женщинами нового поколения. Без этого невозможно достичь общего счастья, которого требует

иболее интересных и примечательных черт ниги­ листки являлся ее внешний вид. Отбросив «муслин, ленты, пе­ рья, зонтики от солнца и цветы», типичная девушка нигилист­ ских убеждений носила в 1860-х гг. простое темное шерстяное платье, украшенное лишь белыми манжетами и воротником, ко-торое свободно и прямо ниспадало, сужаясь в талии/ Волосы были'Коротко по~ЯстртШёаъттгр^шш^мжи.11Ы. ла*ыр ую допуска-^ лись и затемненные очки. ^Революция в одежде» была частью


Прочитайте также: