Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 90 страница

^Мировоззрение нигилисток отличалось от мировоззрения ра-догкалокЈ о которых мы будем говорить в следующей главе. Это носит слегка искусственный характер, так как на деле многие нигилистки 1860-х гг. принимали участие в радикальной

деятельности. В то же время политический радикализм как тако­ вой не был необходимым условием для выбора «нигилистского» способа решения женского вопроса. Виды протеста нигилистов сами по себе не означали революционного взгляда на жизнь. Хотя некоторых нигилистов обоих полов и привлекали взгляды радикалов на социальные и сексуальные проблемы, но крайний индивидуализм удерживал их от принятия радикальной идеоло­ гии и политических методов борьбы. Подобно европейским бун-тарям-одиночкам начала XIX в., выступавшим за сексуальную свободу, многие нигилистки избегали любых организованных движений, феминистских или же радикальных. Их «ориентиро­ ванность на самих себя» находилась в противоречии с моральны­ ми принципами подпольной деятельности1. «Внутренний бунт»

личностная самоидентификация были достаточными для них, поэтому они сторонились революционных кружков из-за опасе­ ния быть неправильно понятыми или просто из-за неприязни.

Celestine W. Woman Power: The Movement for Women’s Liberation. N.Y., 1970.P. 12. Исследовательница использовала это понятие для описания взглядов, имев­ ших отношения к политике участниц освободительного женского движения 1960-х гг. в Америке. В начале 1860-х гг. некоторые москвички определяли «ниги­ листок» следующим образом: те, которые поклоняются прогрессу и социализму (теоретически), и кто глумится над религией, обычаями и условностями; те, кто заняты исключительно изучением точных наук; а также политические радикалки (Карпович О. Развитие женского труда в Петербурге. СПб., 1865. С. 109-111).

151

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 90 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

Сексуально свободное поведение женщины, не говоря уже о мужчине, никогда не было показателем их политической «совре­ менности».

Трудно сказать точно, когда жители Санкт-Петербурга стали использовать слово «нигилистка» для обозначения прогрессив­ ной, передовой или образованной женщины. Мы можем быть уверены только в том, что после публикации «Отцов и детей» об­ раз «нигилистки» (сам Тургенев не употреблял это слово) проч­ но утвердился в общественном сознании. Много написано об от­ ношении Тургенева к своему герою, нигилисту Базарову; в то же время нет никаких сомнений в том, что Евдокия Кукшина явля­ лась отнюдь не лестной карикатурой на нигилисток. Своим пове­ дением и взглядами она превзошла саму нелепость. Ее курение, неряшливое платье, бесцеремонные манеры в сочетании с по­ верхностным увлечением химией - все это было данью моде. На вопрос, почему она хочет ехать в Гейдельберг, прозвучал ее весе­ лый ответ: «Помилуйте, там Бунзен!» Она ставит себя выше Жорж Санд («отсталой женщины, не знающей ничего ни о вос­ питании, ни об эмбриологии»), поносит Прудона, и восторгается «Любовью» Мишле1.


Прочитайте также: