Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 9 страница


19

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 9 страница - №1 - открытая онлайн библиотека Нортвестерна. Каковы бы ни были достоинства этой книги, они обязаны конструктивным замечаниям и советам всех перечис­ ленных моих друзей и коллег. Я также обязан тем людям из изда­ тельства Принстонского университета, чья заинтересованность превратила рукопись в книгу: Кэрол Орр за обработку текста; Льюису Батеману за профессиональную редактуру; и особенно Памеле Лонг, которая верила в ее успех. Огромную долю личной благодарности заслуживают мои старинные друзья и болельщи­ ки: Томас МакМэйхон и Джозеф Вагнер из Филадельфии; Эб­ ботт Глизон, который мне всегда помогал, моя тетушка, Флоренс Стайст, которая много сделала для меня в начале моей карьеры; мой отец; и, превыше всего, моя жена Таня, которая наравне со мной является автором этой книги.

Ленинград

Сентябрь 1976 г.


Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 9 страница - №2 - открытая онлайн библиотека Часть первая

НАКАНУНЕ



Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 9 страница - №3 - открытая онлайн библиотека

Глава    I

ЖЕНЩИНЫ И РУССКАЯ ТРАДИЦИЯ

Курица не птица, женщина не человек.

Русская поговорка

Женщина-дворянка и ее мир

России^ как Ь B Европе, женский вопрос не мог возникнуть в среде работниц и крестьянок. Женщины, находящиеся внизу со­ циальной лестницы не играли почти никакой роли в женском движении вплоть до начала XX в., за исключением тех случаев, когда они становились объектом внимания русских революцио­ неров. Стремление к эмансипации возникло в России в среде об­ разованных женщин-дворянок - только им до 1860-х гг. было доступно образование, хотя и ограниченное. Поэтому дворянки численно преобладали и были наиболее влиятельны как в ле­ гальном феминистском движении, так и среди участниц возник­ шего одновременно с ним революционного подпольного движе­ ния. В обоих случаях это преобладание сохранилось практически без изменений вплоть до революции 1917 г. Далее даюся краткие характеристики образовательного, правового и семейного стату­ са женщины-дворянки, определявшего ее обрар жизни, а также различных представлений о ней, бытовавших в общественном мнении, вплоть до неожиданного пробуждения ее сознания в се­ редине XIX века.

Как это обычно и бывает в традиционных обществах, образо­ вание в России начала XIX в. было статусно-ориентированным. Для женщин это означало, в соответствии с взглядами, глубоко укоренившимися в европейской культуре, получение образова­ ния «подходящего» для их будущих социальных ролей и общест­ венного положения. Свое классическое обоснование данная точ­ ка зрения получила в XVII в. в трудах Фенелона, считавшего, что пол как категория должен быть решающим фактором того, какое


Прочитайте также: