Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 88 страница

ее устремлениях и предприимчивости отразился тот уровень, ко­ торого женский вопрос достиг к этому времени»1.

Когда Чернышевского в 1864 г. вели из Петропавловской кре­ пости на место его гражданской казни, две молодые женщины, одна из которых была сестрой Людмилы Шелгуновой, бросили ему под ноги букет цветов2 . Это проявление признательности и восхищения символизировало веру многих русских женщин 1860-х гг. в то, что он указал им «правильный путь» к будущему освобождению. Разрабатываемые Чернышевским темы и методы борьбы уже были известны молодому поколению, однако он предложил исчерпывающий набор ответов на современные «жгу­ чие вопросы». Даже Шелгунов признал, что Чернышевский в «Что делать?» не создавал, а изображал жизнь. То, что Сергей Аксаков, Гончаров и Тургенев сделали для описания этоса доре­ форменного дворянства, Чернышевский сделал для будущих раз­ рушителей данного этоса. Герцен, хотя и не был в это время (1866) большим поклонником Чернышевского, отметил его и Михайлова как тех, кто внес наибольший вклад в дело освобож­ дения женщин от унизительного ига семьи3.

Скабичевский цит. по: Богданович Т.А. Любовь людей шестидесятых годов. С. 16-17; Водолазова Е.Н. Указ. соч. Т. 2. С. 216-228; Овсянико-КуликовскийД.Н. История русской интеллигенции: В 2 т. 2-е издание. М., 1907-1908. Т. 2. С. 130. Даже Куропаткин, ставший позже военным министром, вспоминал, что роман «был прочитан и перечитан... разрешение Лопухиным [siel] женского вопроса в отношении Веры Павловны восхитило нас» (Книжник-Ветров И.С. Русские дея­ тельницы первого Интернационала и Парижской Коммуны. С. 22).

2 Лемке М. Политические процессы в России 1860 гг. М.-Л., 1923. С. 495.

3 Шелгунов Н.В. Сочинения: В 3 т. СПб., 1904. Т. 2. С. 663; замечание Герцена

цит. по: Стеклов Ю.М. Чернышевский Н.Г.: Его жизнь и деятельность, 1828-

1889: В 2 т. М.-Л., 1928. Т. 1. С. 206.

148

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 88 страница - №1 - открытая онлайн библиотека 2. Нигилизм и женщины

Рискуя вызвать возражения со стороны специалистов по культурной антропологии, я полагаю, что концепцию этничности не следует использовать только по отношению к национальным, региональным или лингвистическим группам; она может приме­ няться и к любой другой категории людей, образующих опреде­ ленное культурное сообщество, имеющее четко выраженные гра­ ницы в окружающем мире. Действительно, применительно к сообществам с гомогенной культурой - политической, социаль­ ной или религиозной - данная концепция может иметь гораздо большее значение, чем когда она используется для концептуали­ зации таких сложных категорий как «евреи», «южноафриканцы» или «ирландские католики». ГТонятие «нигилисты» долгое время использовалось как их'Чггорбнниками, так и критиками для обо­ значения многочисленной, но неоднородной группы русских, возникшей в конце 1850-х - начале 1860-х гг. и породившей ра­ дикальное течение - нигилизл^/Было предпринято множество попыток дать опредеЛёнйерусскому нигилизму, но, я считаю, наиболее близко к истине подошел Николай Страхов, когда ска­ зал, что «нигилизм, по нашему мнению, едва ли существует, хотя нет никакого сомнения, что существуют нигилисты»1. Нигилизм являлся не столько сводом убеждений и официальных программ (подобно народничеству, либерализму, марксизму), сколько со­ вокупностью воззрений и общих ценностей, а также определен­ ным образом жизни - манерой поведения, стилем в одежде, об-раздом-дружбы. Короче говоря, он был этосом.


Прочитайте также: