Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 84 страница

страсть. Наиболее полно это было выражено Чернышевским

словах, обращенных Верой Павловной к своему мужу, во вре­ мя сцены сексуальной близости, ловко прерываемой автором: «Если человек думает “не могу”, - то и действительно он не

1 Чернышевский Н.Г. Что делать? С. 443-444.

141

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 84 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

может. Женщинам натолковано: “вы слабы”, - вот они и чувст­ вуют себя слабыми, и действительно оказываются слабы». Сила Веры заключается в глубоком осознании твердости своей воли и своей способности к действию. На протяжении всего романа она пытается внушить подобное чувство и другим представительницам своего пола. Роман, таким образом, ста­ новится кроме всего прочего и демонстрацией скрытой жен­ ской силы, заманчивым призывом взять свою жизнь в собст­ венные руки. Жизненная позиция Веры Павловны, ее высокая степень уверенности в собственных силах составили наследие нигилисток 1860-х гг., которые увидели в ней достойный обра­ зец, соединяющий в себе действие, волю и половую самоиден­ тификацию. Это было прощальным даром Чернышевского женщинам своего поколения1.

свете тех дискуссий по вопросам секса и брака, которые за­ хватили революционных потомков Чернышевского через шесть­ десят лет после написания «Что делать?», следует более подроб­ но рассмотреть взгляды Чернышевского на эти проблемы, высказанные им в разных частях романа. Некоторые из них прак­ тически не требовали пояснений, как например идеи о свободно заключаемых брачных союзах и равенства в браке, предполагаю­ щие частную жизнь и «собственную комнату»2. Другие же, на­ пример, его безоговорочное отрицание чувства собственности и ревности, вызвали шквал эмоций. «О грязь! о грязь! - “обла­ дать” - кто смеет обладать человеком? Обладают халатом, туф­ лями. - Пустяки: почти каждый из нас, мужчин, обладает кем-нибудь из вас, наши сестры; опять пустяки: какие вы нам се­ стры? - вы наши лакейки! Иные из вас - многие - господствуют над нами, - это ничего: ведь многие лакеи властвуют над своими барами». Что касается ревности: «В развитом человеке не следу­ ет быть ей. Это искаженное чувство, это фальшивое чувство, это гнусное чувство, это явление того порядка вещей, по которому я никому не даю носить мое белье, курить из моего мундштука; это следствие взгляда на человека, как на мою принадлежность, как на вещь»3.

Чернышевский Н.Г. Что делать? С. 83,370.

Вера говорит Лопухову, что людям не следует жить так, как они живут «все вместе, все вместе», что «надобно видеться между собою или только по делам, или когда собираются вместе отдохнуть, повеселиться» (Там же. С. 148). Идея раздельных комнат была взята Чернышевским из своей жизни с Ольгой Сокра­ товной, которая и предложила ее (Плеханов Г.В. Н.Г.Чернышевский. СПб., 1910.

72).

Чернышевский Н.Г. Что делать? С. 68-69,326-327.

142

Таким образом, развод или раздельное проживание не толь­ ко допустимы, но и необходимы в сексуальных отношениях по Чернышевскому. Если две половинки союза «не подходят» друг другу, то в этом случае не должно быть ни упреков, ни об­ винений, ни каких-либо попыток изуродовать личность одно­ го, переделывая ее на лад другого. Без тени сомнения Черны­ шевский сообщает своему читателю, что «секрет» прочного и любящего союза заключается в понимании обоими его члена­ ми, что каждый из них волен «в любой момент» уйти без сожа­ ления или злобы, как только разрушаются свободные узы люб­ ви. Только лишь при наличии детей, считает он, родителям следует приложить все усилия для того, чтобы предотвратить разрыв, если он будет иметь пагубные последствия для детей1. Подобные рассуждения, а также жизнеописания его литера­ турных персонажей не оставляют сомнения в том, что Черны­ шевский рассматривал развод как исключение, как необходи­ мую дорогу к отступлению для тех, кто сошелся вместе по ошибке. Но развод или любой его нигилистский эквивалент не должен быть понят как удобство повседневной жизни, кото­ рым можно неоднократно пользоваться для удовлетворения своих сексуальных потребностей.


Прочитайте также: