Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 79 страница

«Как случилось так, что Россия, которая без сомнения не за­ нимает выдающегося места в европейской цивилизации, являет­ ся первой в деле женской эмансипации и ни одна страна Старого Света не может соперничать с Россией в этом отношении?» Пи­ савшая это в начале 1880-х гг., Мария Цебрикова свидетельство­ вала, что ее европейские друзья часто задавали подобные вопро­ сы. Она соглашалась с этим, как и Лихачева, которая объявила в 1880 г., что «Россия опередила другие страны и русские женщи­ ны достигли наибольших результатов»2. Если под «результата­ ми» они имели в виду возможности получения образования для тех женщин, которые могли ими воспользоваться, то Цебрикова

Лихачева были правы. Усилия феминисток и их сторонников, вкупе со страхом правительства перед радикализмом, сделали возможным создание медицинских курсов для женщин и неболь­ шого числа женских университетов, численность которых воз­ растет после 1905 г. По количеству и распространенности учреж­ дений высшего образования для женщин Россия не имела себе равных в Европе. Наиболее близко стояла Англия; а в мировом масштабе дальше ушла только Америка.

t Российское правительство не было чем-то монолитным, онопрадетавЛйло собой сложный организм. JEf» позиция^ отноше­ нии женского образования была непостоянной и зачастую проти­ воречивой. ^Опасение, что образование автоматически ввергнет женщин в политику, возникало регулярно каждое десятилетие с 1860 до 1917 г. Либеральная идея о том, что расширение интел­ лектуальных горизонтов женщин совершенно необходимо для отсталой России, звучало в правительстве нечасто, но само по себе было убедительно доказано на практике. Между тем сущест­ вовало мнение, что предоставление женщинам серьезного обра­ зования, на котором они настаивают, помимо всего прочего,

1 Покровская М. И. Как я была городским врачом для бедных. СПб., 1903. С. 67.

2

Женское движение за последнее десятилетие / / Отечественные записки. 1880.

Март. CCXLIX. С. 1.

133

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 79 страница - №1 - открытая онлайн библиотека обеспечит нацию лояльными и надежными гражданами - акту­ альное для того времени обращение к глубоко укоренившейся концепции «матери-гражданки». В законе 1885 г. об учреждении Дворянского Банка предназначение дворянства описывалось так: «...Чтобы впредь дворяне российские сохраняли первенствующее место в предводительстве ратном, в делах местного управления и суда, в распространении примером своим правил веры и верно­ сти и здравых начал народного образования»1. Можно ли найти слова лучше для описания назначения женщин-матерей, которые получают образование при поддержке Государства Российского?

Было бы неверно, следуя за Фигнер, приписывать «выдаю­ щиеся успехи» только лишь феминисткам. К работе по формиро­ ванию системы женского высшего образования имело отношение множество различных, зачастую конфликтовавших между собой сил внутри правительства, в обществе и среди радикалов. Однако начало кампании положили феминистки, которые следили за процессом от начала и до конца, и предприняли много неявных, но решающих шагов, позволивших открыть курсы и выжить им под политическим и финансовым давлением. И вполне заслу­ женны, посвященные им, в особенности Стасовой и Философо-вой, панегирики, написанные историками и мемуаристами как советскими, так и антисоветскими. Однако, в действительности, победа, одержанная феминистками к 1881 г., была ограниченной. Она касалась лишь нескольких тысяч человек ежегодно - малой толики женщин, даже учитывая только дворянок. Почти никако­ го влияния она не оказала на крестьянок, за исключением того, некоторые женщины-врачи отправились в сельскую местность, где работали наряду или вместо «архаичных» повивальных ба­ бок. Феминистское решение проблемы было классически либе­ ральным, непроизвольно перенятой традицией английских вигов XVIII в., в соответствии с которой либерализация проводилась сверху, медленно распространяя блага реформ вниз по социаль­ ной лестнице. Русские, придерживавшиеся радикальных убежде­ ний, были радикалами и в вопросе поиска Россией своего пути и едва ли могли быть даже отдаленно удовлетворены такой фило­ софией и такой моделью социальной реформы.


Прочитайте также: