Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 66 страница

1868 г. одна из женщин-поэтесс живописала горькую судьбу «женского вопроса» в одноименной поэме: родившись из союза свободы и прогресса, он последовательно игнорировался кресть­ янами, чиновниками, торговцами и светскими дамами; будучи усыновленным журналистами, в чьем доме он и вырос, «ребе­ нок», вскоре стал задыхаться от недостатка воздуха. Это было до­ вольно точным описанием отношения российского общественно­ го мнения к данной проблеме. Социальная активность фемини­ сток, удовлетворявшая их и заслуживавшая уважения сама по себе, тем не менее, мало что значила для дальнейшего уравнения женщин в правах. Положение усугубилось после i 866 г., когда покушение на царя и последовавшее за ним преследование ниги­ листов обоего пола бросило тень на всю общественную деятель­ ность женщин. Проблема стала отмирать сама по себе, привлекая внимание лишь тех, кто, либо выступал с нападками на всех ак­ тивисток как на безнравственных цареубийц, либо тех, кто пы­ тался опровергнуть эти обвинения, повторяя профеминистские

horrible dictu (лат.) - страшно сказать. - Прим. пер.

Данная цифра вызывает сомнение. Так, например, Павлюченко Э.А. приводит иные данные - всего действовало 274 школы, из которых 243 были мужскими, и всего лишь 31 - женская. См.: Павлюченко ЭЛ . Женщины в русском освободи­ тельном движении: От Марии Волконской до Веры Фигнер. М., 1988. С. 115. - Прим. ред.

3 Рассвет. 1860. Авг. С. 13-22; MeijerJM . Knowledge and Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 16.

113

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 66 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

клише начала 60-х годов. И даже недолго существовавший «Женский вестник» (1866-1867), чье название обещало серьез­ ное отношение к проблеме, не предлагал ничего нового, несмотря на то, что к сотрудничеству в нем привлекались такие талантли­ вые писатели как Ткачев, Лавров, Слепцов и Глеб Успенский1.

Не более значимым в деле развития «женского вопроса» был голос демократической прессы. Шелгунов старался смягчить представление, которое сложилось у некоторых о передовых женщинах, напоминая, что проблема заключается не в том, долж­ ны или нет девушки носить мужское платье или стараться стать врачами или профессорами университетов, а просто в развитии их способностей. Мария Цебрикова, рецензируя гончаровский «Обрыв», критиковала автора за предположение, что у женщин, подобных героине его романа Вере, нет иного выбора в жизни, кроме падения с «обрыва», то есть либо стать нигилистками либо превратиться в домашних бабушек. Существуют и другие, писала она, достойные пути разрешения современной женской пробле­ мы. Ссыльный радикал Серафим Шашков, этнограф и один из первых историков российских женщин, обличал всех врагов жен­ ской эмансипации - духовенство, старорежимное дворянство, за­ щитников устаревших семейных законов, «старую гвардию евро­ пейской науки» в их сюртуках и с тяжелыми фолиантами, а также «обывателей всех стран - английских лордов, русских це­ ловальников, французских банкиров, немецких колбасников, ханжествующих барынь, Фамусовых и скалозубов, чичиковых и ноздревых». Эти люди, писал он, не могли понять, что женские права означают не нигилизм, социализм, коммунизм или общ­ ность жен и собственности, а просто полное равенство полов в образовании и браке. Образчики такого рода полемики демонст­ рировали, как трудно удержать дискуссии о женской эмансипа-циина серьезном уровне2.


Прочитайте также: