Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 50 страница

Однако медовый месяц университетов и власти был непро­ должительным. Новые идеи и настроения студенчества неуклон­ но вели его к политической активности. Разочарование в мани­ фесте, освободившем крестьян, а также кровавые события в Бездне2 и в далекой Польше вылились в демонстрации и новые требования. Это был протест против новых правил и ограниче­ ний. Женщины, посещавшие курсы, также были быстро втянуты

� предшествующие актам протеста дискуссии. А так как многие из них открыто симпатизировали и поддерживали студентов, на­ рушавших порядок, то тем самым они скомпрометировали себя в глазах чиновников, причем не только реакционеров. К примеру, Дмитрий Милютин (известный в консервативных кругах как Мирабо или даже «красный») описал этих девушек как «револю­ ционерок в кринолинах, наиболее фанатичных из всех»3. Поэто­ му, когда была назначена комиссия по разработке нового универ­ ситетского устава, то с самого начала ее работы вопрос о допуске женщин в университеты находился под угрозой.

Комиссия, состоявшая из таких либералов как Кавелин, Савич, Стасюлевич и Голстунский, поддержала право женщин посещать лекции не просто как вольнослушательниц, но уже в качестве сту­ денток. В ответ на широко использовавшийся аргумент антифеми­ нистов, что «никто еще не допускал этого», они отвечали, что за­ падные университеты находятся во власти предрассудков и тради­ ций, и что нет никакого «основания исключать женщин». На тот

Об отношении профессоров см.: Лихачева Е. Материалы для истории женско­ го образования: В 2 т. СПб., 1899-1901. Т. 2. С. 471; Коэъмин Б.П. Из истории ре­ волюционной мысли в России. М., 1961. С. 145. Об отношениях студентов см.: Корнилов А. Общественное движение при Александре II. Париж, 1905. С. 123; Юнге Е. Из моих воспоминаний, 1843-1860 / / Вестник Европы. 1905 Май.С. 258; Агиевский С. Русское студенчество в эпоху шестидесятых годов (1855-

1863) / / Современный мир. 1907. Авг. С. 20; замечание Чернышевского цит. по: Kulczycki L. Geschichte der russischen Revolution: In 2 vols. Gotha, 1910. P. 346. За­мечание Писарева см.: Писарев Д.И. Сочинения: В 6 т. СПб., 1894. Т. 1. С. 105.

2 Расстрел крестьян в селе Бездна произошел 16 апреля 1861 г. - Прим. ред.

Цитата из письма Милютина см.: Wallace D.M. Russia on the Eve of War and Revolution / Ed. by C.Black. N.Y., 1961. P. 453. Детали этих событий будут рас­ смотрены в Главе V.

88

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 50 страница - №1 - открытая онлайн библиотека аргумент, что некоторые лекции не предназначены для женских ушей, они отвечали, что в любом случае большинство лекций пуб­ ликуется. Основываясь на опыте предыдущих лет, комиссия за­ ключила, что женщины не только серьезно относились к учебе, но также способствовали поддержанию правил приличия в студенче­ ской среде. Совету университетов была дана рекомендация выне­ сти этот вопрос на обсуждение университетских советов. Москов­ ский университет проголосовал против женщин (23 голоса против 2), за ним последовал и Дерптский университет. Остальные же поддержали выводы комиссии. Таким образом, в 1863 г. универси­ тетская система в целом поддержала идею полного университет­ ского образования для женщин. Однако министр просвещения Го­ ловнин, являвшийся без сомнения, реакционером, занял сторону меньшинства, выступавшего против допуска женщин в универси­ теты. Когда новый устав опубликовали, выяснилось, что женщи­ нам запрещено поступать в университеты и просто посещать лек­ ции. В столице женщины посещали публичные лекции, читаемые профессорами в большом зале городской Думы. Однако универси­ тетские двери для них закрылись1.


Прочитайте также: