Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 41 страница

� Прудоном, Михайлов подошел к этим обвинениям с иной стороны. Являлись ли герои любовных романов Поля де Кока и их реальные прототипы в нравственном отношении выше па­ рижских кокоток? Изобретателем кокетства, заявил он, был мужчина, а не женщина. Чего еще можно ожидать от мужского мира, в котором женщина не имеет иной функции, кроме как загонять в ловушку мужа или любовника, и где мужское тще­ славие стимулирует женские хитрости? А проституция? Ее бо­ гатая история доказывает лишь то, что мужчина всегда готов купить то, что ему могут продать немногие женщины. И именно мужчина тот, кому присущ «вечный зуд» и именно мужчина

В эти годы аналогия с рабовладельцами была очень популярна среди фемини­ сток всего западного мира. См., например, отрывки из работы Фанни Левальд: Die Geschichte der Frauenbewegung in den Kulturlдndern / Ed. by H.Lange and G.Bдu-mer. Berlin, 1901. P. 42.

74

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 41 страница - №1 - открытая онлайн библиотека является тем, кто постоянно ищет удовлетворения своих раз­ вратных потребностей.

Михайлов рассматривал образование как основную проблему

России. Женские институты и пансионы, выпускницей одного из которых была его возлюбленная Л.Шелгунова, являлись пита­ тельной средой наивности и препятствием на пути развития об­ щественного сознания и полового воспитания. Подобного рода образовательные учреждения также были ответственны за жен­ скую «неполноценность». Все проблемы женщин, по мнению Михайлова, коренились в отсутствии реалистичного и здравого образования. Оторванное от жизни воспитание и образование де­ вушек в душной, невыносимой обстановке школы и семьи побу­ ждало их стремиться к свободе, что часто выражалось в замуже­ стве с первым встречным, последующим за этим разочарованием и «бальзаковской семейной жизни». Необходимость в образова­ нии равном мужскому на всех уровнях была очевидна Михайло­ ву. Муж не мог дать своей жене образование, как утверждал Мишле, к тому времени, когда они уже создали семью, это было слишком поздно. Совместное образование девочек и мальчиков было необходимо для того, чтобы в раннем возрасте познакомить девочку с представителями противоположного пола и избавить ее от несостоятельных фантазий о любви. В конечном итоге, жен­ ское образование должно было быть широким и либеральным, а не узко нацеленным. По мнению Михайлова, готовить девочек к роли жены и матери абсурдно в такой же мере, в какой абсурден предварительный отбор врачей и инженеров из еще не родив­ шихся детей.

Критика семьи также тесно связывалась Михайловым с про­ блемой образования. Именно недостаток образованности приво­ дил к созданию двумя неподходящими друг другу людьми нена­ дежной семьи и воспитанию плохо образованных детей. На утверждение Прудона о том, что женщина не имеет никакой дру­ гой функции, кроме домашней, Михайлов отвечал, что из-за скудного образования женщина не способна даже к ведению хо­ зяйства. Михайлов был поборником семьи, но лишь той, которая была основана на взаимном уважении и равенстве, а не на одИой лишь сексуальной связи. Он выступал против не только тех сою­ зов, в которых жена была вынуждена хитрить, но и против про­ мискуитета, либертизма и разложения семьи. Михайлов рисовал


Прочитайте также: