Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 4 страница

1990 г., самым насущным и дискутируемым вопросом была проституция. Сейчас общественный интерес к проблеме отчасти спал, хотя само явление не исчезло. Неравенство между мужчи­ нами и женщинами, которое это явление олицетворяет, до сих пор сохраняется в повседневной жизни. К примеру, для читате­ лей не будет новостью узнать, что русские работодатели по уже заведенному порядку ищут секретарш, которые должны быть мо­ лоды, симпатичны, «с длинными ногами» и готовы отправиться со своим начальником в «деловую поездку». Таким образом, от­ вратительная практика дореволюционных публичных домов и незаконных, но в то же время доступных, рынков «валютных» де­ вушек в советское время уступила место еще более доступной,

11

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 4 страница - №1 - открытая онлайн библиотека сверхмодной и отвратительной практике секса в офисе (или в де­ ловой поездке). Все это без сомнения основывается на системе неравной заработной платы женщин, а также образе «мачо», при­ сущем русским мужчинам, в особенности обуржуазившемуся классу «новых русских».

Данная книга касается главным образом истории XIX - нача­ ла XX в. Однако в последнее время, в основном под влиянием по­ стмодернизма, произошло удивительное смещение акцентов в женских исследованиях, что проявилось в междисциплинарных исследованиях литературы, антропологии, психоанализа, исто­ рии. Появилось несколько превосходных работ о сексуальности, сексуальной культуре, а также ряд прекрасных сборников на анг­ лийском языке, рассматривающих такие увлекательные предме­ ты, как женские костюмы, театральное представление и гендер, литературные образы, поэзия, автобиографии, литературные по­ священия и множество других. В будущем фактически невоз­ можно будет писать о театре, музыке, опере, балете, художествен­ ной литературе, живописи и кинематографе независимо от использования в них гендерных категорий анализа. Больше не будет традиционного исследования канонических текстов. Ны­ нешний стиль состоит в том, чтобы соотнести искусство с повсе­ дневной жизнью и наоборот, а также в интертекстуальном изуче­ нии культурных мифологий. Историки учатся проводить параллели и даже переплетать традиционное изложение фактов, взятых из общепринятых источников (мемуаров, законодатель­ ных актов, документов и т.п.), с тем что было создано искусством

воспринято обществом. На мой взгляд, это может стать пре­ красным интеллектуальным упражнением, поскольку субъектив­ ные размышления не отражают в достаточной степени «реаль­ ный» опыт, создаваемый документами, логическим анализом и здравым смыслом.

рад отметить, что разрыв между западными и советскими учеными (о котором я писал в 1990 г.) в настоящее время исчеза­ ет благодаря российским исследователям. Они сочетают лучшее из европейской и американской методологий (без слепого их ко­ пирования) с глубоким погружением в первичные российские источники. Например, весьма впечатляет работа, проделанная преподавателями Европейского университета Санкт-Петербурга


Прочитайте также: