Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 26 страница

� дневниках, относящихся к следующему году, Герцен уводит женщину еще дальше от традиционных семейных забот. В новом обществе «женщина в еще большей степени будет вовлечена в общественные дела; с помощью образования она нравственно ук­ репится и не будет больше односторонне привязана к семье»1.

� этих высказываниях мы находим все, или почти все, что впоследствии встретим у Маркса, Бебеля и их русских последо­ вателей вплоть до 1930-х гг. Причем речь идет не только о про­ граммных утверждениях: свобода в сексуальной жизни, равен­ ство во взаимоотношениях мужчин и женщин, включая право женщины после замужества оставлять свою фамилию, общест­ венное воспитание детей, равная роль женщины в обществен­ ной работе; но также и о скрытых противоречиях: упразднение замужества и в то же время суждения о семье, отсутствие ка-ких-либо ясных идей о том, какова будет роль женщины в но­ вом обществе, и каким образом она сможет ее принять. Дневни­ ковые записи Герцена ничего не добавили к общественной дис­ куссии об освобождении женщин. Но вместе с тем, идеи, высказанные им, получили широкое распространение и разде­ лялись несколькими поколениями русской интеллигенции. Не­ которые из этих идей, показавшие насколько губительны проти­ воречия, выявленные Герценом, и которые возродились с неот­ вратимой неизбежностью, когда пришло время строить новое общество.

Весьма разнообразная реакция на Жорж Санд наблюдалась со стороны самих женщин. Наиболее смелым ее проявлением была так называемая «жоржзандчина»: серия женских подвигов, со­ вершаемых во имя индивидуализма и «свободного чувства» - эв­ фемизма адюльтера. Русские женщины, неудовлетворенные дес­ потичным домашним режимом, и воспитанные, подобно Эмме

Герцен А.И. Кто виноват? 2-е изд. Лондон. 1959. Дневниковые записи Герценасм.: Malia М. Op. cit. Р . 268, 274-275. Более подробно о Санд и любовных тре­ угольниках в русской литературе см.: Елизарова М. Жорж Санд в русской лите­ ратуре / / Учен. зап. Моск. гос. пед. ин. им. В.И.Ленина. 1941. XXXI. 5. С. 41-63. (Кафедра западной литературы).

49

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 26 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

Бовари, на романтических сказках о любви «в шотландских кот­ теджах и швейцарских шале», очертя голову бросались в руки первых попавшихся обольстителей. Такие женщины, вооружен­ ные наполовину усвоенными идеями Жорж Санд, находили мод­ ным срывать лицемерные маски и разрушать оковы домашней «тирании» только для того, чтобы хоть немного потворствовать своим желаниям, покуда их считали стильными и передовыми женщинами. Александра Смирнова, жена калужского губернато­ ра, жаловалась в своих мемуарах на то, что дамы знатного проис­ хождения, начитавшись романов Жорж Санд, колесили по всей Европе с итальянскими любовниками, а затем возвращались в Россию, надев маску благопристойности. Слухи об этом мы встречаем и в воспоминаниях Прасковьи Татлиной, чья дочь «оказалась зараженная так называемыми жоржзандистскими идеями». Эти идеи, также как и сами романы, проникали сквозь стены даже такого оплота невинности как Смольный институт, и, если верить сплетнице Смирновой, они были причиной сканда­ лов и разводов у выпускниц Смольного, когда те пытались пре­ творить их в жизнь1.


Прочитайте также: