Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 23 страница

Наиболее непосредственное воздействие на российское об­ щество оказала идея «реабилитации сердца» или свободы в любви, которая была еще неясно и романтически сформулиро­ вана в романах Жорж Санд. Для Анфантена первостепенную роль играла плотская страсть, в то время как страсть сердца - любовь, привязанность, взаимные обязательства - должны были развиваться сами по себе. Для Жорж Санд все было на­ оборот: первейшая необходимость, по ее мнению, заключалась в свободном выражении своих чувств - в духовном и физическом влечении, которое мы так неуклюже пытаемся определить как любовь. Что касается секса, то он являлся естественной и необ­ ходимой кульминацией этого влечения, вне зависимости от того имела она место до брака, после или вне его. И несмотря на то

О коммуне в Менильмонтане см.: Rdtraite de Mdnilmontant (1832) / / Enfan­ tin B.P., De Rouvroy C.H., count de Saint-Simon. Op. cit. Vol. 7. P. 94-133. МнениеБулгарина см.: Библиотека для чтения. 1834. VI. С. 88-99.

44

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 23 страница - №1 - открытая онлайн библиотека что говорили о Жорж Санд критики того времени, в ее учении не было места для беспорядочных половых связей, не основан­ ных на любви1.

Ее представления о сексе, а также искренние, хотя и бессис­ темные социалистические взгляды, были выражены в серии не­ заурядных романов и статей в газете Revue independante, кото­ рую она издавала вместе с социалистом Пьером Леру. Начиная

� 1836 г., ее романы поистине наводнили Россию, и концу прав­ ления Николая I были знакомы всем читателям «толстых жур­ налов», являвшихся в то время основными проводниками но­ вых идей. Достоевский впоследствии вспоминал, как в шестна­ дцатилетнем возрасте по прочтении романа «Ускок» его лихо­ радило всю ночь. Характерно то, что он был потрясен по пре­ имуществу теми романами, которые рисовали женщин в цвете «возвышенной нравственной чистоты», долга, целомудренной гордости, ненависти к компромиссам, готовности к самопожерт­ вованию, то есть наделяли именно теми чертами, которые рус­ ская интеллигенция стала почитать в женщине. Владимир Печёрин восхищался религиозностью Санд, ее добродетельным стоическим характером, признавая, что именно она оказала «ре­ шающее влияние» на его полемику с католицизмом. В.Белин­ ский, А.Герцен и М.Бакунин, принадлежавшие к «западникам», стали почитать Ж.Санд как нового, своего рода социалистиче­ ского, Спасителя, а их друг Боткин назвал Санд женским Хри­ стом2.


Прочитайте также: