Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 210 страница


339

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 210 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

 одном из ранних автобиографических очерков Коллонтай рассказывает нам, что в детстве она доставила своей матери не­ мало беспокойства и горя своим решением «жить не как другие». Лелея свой нонконформизм, маленькая девочка «жила в собст­ венном внутреннем мире, закрытом от взрослых»1. Александра любила фантазировать о том, что ее белый пудель - это заколдо­ ванная злой феей маленькая девочка, и она читала собаке книги, ожидая дня, когда та снова сможет стать человеком. Одиночество Коллонтай и мечты о Добре отразились в ее привязанности к прислуге и бездомной девочке Софии, с которой она подружи­ лась. Однажды юная Шура шокировала родителей тем, что отка­ залась передать сигареты гостю, известному своими «консерва­ тивными» взглядами. Увлеченная «социальным фантазировани­ ем», она превращалась в своем воображении то в героиню, спа­ савшую людей из горящих зданий, то в воина, свергавшего деспо­ тов, то в писательницу, освещавшую путь «народу». В годы уче­ бы смутные юношеские устремления Коллонтай под влиянием ее строгой наставницы Марии Страховой, домашней «нигилистки», приобрели форму модного в то время народнического мировоз­ зрения. К четырнадцати годам Коллонтай уже прочитала Бокля, «Накануне» Тургенева, «Отверженных» Гюго, Жорж Санд, рус­ ских радикальных публицистов и Ибсена. Два года спустя, в 1888 г. она сдала гимназические экзамены и получила право на преподавание.

Александра хотела поступить на Бестужевские курсы, однако мать, обеспокоенная их радикальной атмосферой, отказала ей в разрешении. Вместо этого она стала посещать частные курсы, пока

1891 г. не встретила Владимира Коллонтая - юнкера и сына польского политического ссыльного. Александра уже пережила один юношеский роман, закончившийся самоубийством ее воз­ любленного2. Однако на этот раз привлеченная оптимистической натурой Коллонтая и аурой политического мученичества, которая окружала его семью, Александра была готова выйти за него замуж. Против брака возражали ее родители, которые, посчитав время лучшим лекарством от любви, отправили дочь за границу. В книжном магазине Берлина Александра наткнулась на экземпляр «Манифеста Коммунистической Партии», который, как она вспо­ минала впоследствии, способствовал формированию ее мировоз­ зрения. Она также прочла Энгельса, а, находясь в Париже, - лите­

Коллонтай AM . Автобиографический очерк. С. 261.

Kollontai AM . Den fцrsta etappen. P. 209; Halvorsen C. Revolutionens Am bassader.Copenhagen, 1946. P. 42-43.

340

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 210 страница - №2 - открытая онлайн библиотека ратуру периода Французской революции и социалистов-утопи-стов. По возвращении в Россию ее родители встревоженные ин­ теллектуальными открытиями своей дочери решили, что из двух зол следует выбрать меньшее, то есть замужество. В 1893 г. Алек­ сандра, которой шел 21 год, и Владимир поженились.

Некоторое время семья Коллонтай жила в Тифлисе, где ро­ дился их сын, после чего они вернулись в Петербург. Быстро ус­ тав от домашних хлопот, молодая мать нашла отдушину в добро­ вольной работе в передвижном Музее педагогических пособий1. Это забавное предприятие с волшебными фонарями и другими интересными вещами было инициативой учительниц воскресных школ, которые пытались пробудить интерес к знаниям у петер­ бургских рабочих, и было образцом городских «малых дел» псев-дорадикалок 1890-х гг. Для Коллонтай оно было трамплином в общественную деятельность, которой занимались такие женщи­ ны знатного происхождения, как Елена Стасова, с которой она здесь же и познакомилась. Затем Александра начинает работать в Красном Кресте, помогавшем политическим заключенным и ссыльным. Как она вспоминала впоследствии, дружеские связи, завязавшиеся в этой организации, на время направили ее на путь популизма и даже «терроризма». В 1895 году ее муж был назна­ чен инженером на строительные работы в Нарву, и здесь, из окна гостиницы, Александра Коллонтай увидела поразившие ее сцены рабочей жизни. Когда однажды муж возвратился с работы с дву­ мя билетами в оперетту, она осознала, насколько далеко разо­ шлись их интересы и интеллектуальные дороги. Ее симпатия ра­ бочим усилилась в результате наблюдения за забастовками 1896 г. и чтения марксистских журналов. Она начала оказывать активную помощь забастовщикам. Все это отдалило ее и от дома,


Прочитайте также: