Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 209 страница

бок с интеллигентками производили разведку, оказывали меди­ цинскую помощь, строили баррикады и участвовали в боях1.

На пике забастовочного движения социал-демократы издали шестнадцатистраничную брошюру «Женская доля», демонстриро­ вавшую по их мнению путь превращения невежественной фабрич­ ной работницы в сознательную революционерку. Его героиня - Митревна - жалкое создание, которое ютится с четырьмя детьми в тесном подвале и работает на фабрике, где женщины еле сдержи­ ваются, чтобы не плюнуть в морду толстого начальника, лапающе­ го их. Вспыхивает война, затем революция; после всех этих пере­ дряг возвращается муж и объясняет ей, что помимо их мрачной жизни есть еще и огромный мир политики и революции. Брошюра настоятельно советовала работницам нести революционное слово далБше («вы, женщины, понимаете друг друга лучше») и заканчи­ валась традиционным призывом к «борьбе на стороне мужей и братьев». Трудно сказать, скольких женщин подобные призывы

Сердитова С. Большевики в борьбе за женские пролетарские массы (1903 - фев­раль 1917 г.) М., 1959. С. 35; Союз женщин. 1907. Июнь-июль. С. 11; Первый жен­ ский календарь. Т. 8. С. 392; Шишкин ВЛ. Так складывалась революционная мораль: Исторический очерк. М., 1967. С. 282; Женщины города Ленина. Л., 1963. С. 33.

338

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 209 страница - №1 - открытая онлайн библиотека подвигли к участию в забастовках и партийной работе, особенно если учесть, что многие из них не умели читать. Но есть пример простой работницы, изменившейся после прочтения романа Горь­ кого «Мать»; или другой пример, когда женщина-работница была вовлечена в революционное движение, благодаря дружеской атмо­ сфере равноправия в рабочем клубе. Однако по прошествии како­ го-то времени, как мы можем увидеть, все больше и больше работ­ ниц оказались под влиянием Слуцкой, Сталь, Коллонтай - факт, возможно, свидетельствующий, что женщины действительно «по­ нимают друг друга лучше»1.

Все это объясняет, почему после 1905 г. такие женщины-рево-люционерки, как Коллонтай, тратили силы на развертывание движения по привлечению работниц в партию или, по крайней мере, добивались того, чтобы те понимали партийные установки. Потенциал пролетарских активисток был чрезвычайно высок. Однако способы вовлечения женщин в революционное движение были бессистемны, в то время как пропаганда и деятельность фе­ министок была у всех на слуху и на виду.

Поскольку в последующих событиях ведущую роль будет иг­ рать Александра Коллонтай, то здесь необходимо более подробно рассказать о ранних этапах ее жизни. Она родилась в 1872 г. в Пе­ тербурге. Ее отец, Михаил Домонтович, был успешно продвигав­ шимся по службе офицером; а мать - наполовину русская, напо­ ловину финка - дочерью богатого торговца пиломатериалами. Всегда просторные дома семьи Домонтовичей были полны книг и прислуги. Михаил Домонтович отличился во время русско-турец-кой войны 1877 г., после чего был назначен в русский штаб в Со­ фии, куда в 1878 г. перебралась вся семья. «Там, - писала Коллон­ тай несколько лет спустя, - я начала наблюдать и думать. Там стал складываться мой характер». Став свидетельницей того, как груп­ пу болгарских партизан вели на казнь, она сказала не свойствен­ ные ее возрасту слова: «Когда я сама и все дети партизан вырастут, мы уничтожим все жестокости и глупости взрослых»2.


Прочитайте также: