Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 198 страница

Если наиболее очевидными врагами женского движения были равнодушие самих женщин и антифеминизм, то самым коварным

1 Аргументы американских антифеминистов см.: Kraditer A. The Ideas of the Women Suffrage Movement, 1890-1920. P. 14-42; Шабанова А. Очерк женского движения в России. СПб., 1912. С. 27. Союз женщин. 1909. Апр. С. 11-14.

il ne faut jamais rien outrer (фр.) - никогда не следует слишком усердство­ вать. - Прим. пер.

Цель Союза русских женщин заключалось в объединении русских женщин всех классов для «повышения благосостояния русских людей и сохранения его особенного творческого характера при помощи занятий, изучения и защиты рус­ ского прошлого, русского искусства и, в общем, древних созидательных основ и национальных обычаев русского народа». См.: Весь Петроград на 1917 год. Пг., 1917. С. 1118.

Е.М. Голос русской женщины: По поводу государственного и духовно-религи­озного возрождения России. СПб., 1906.

321

И Заказ 5510                                                                                                                °

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 198 страница - №1 - открытая онлайн библиотека противником стала женская «обломовщина». Апатия, бессилие и нравственный застой продолжали мешать русской интеллиген­ ции еще много лет после того, как «обломовщина» перестала быть основной темой российской жизни и литературы. Женщи­ ны также не были исключением. Подобное настроение отражено

дневнике «ненужной женщины» - образованной, незамужней, которая в 25 лет уныло смотрела в пустоту: «Для серьезных заня­ тий у меня нет ни подготовки, ни рвения, ни настойчивости. А сейчас я стара, слишком поздно. Вы же не начинаете учиться в двадцать пять лет. У меня нет ни таланта, ни призвания к само­ стоятельному творчеству. У меня нет музыкального слуха, и я ничего в этом не понимаю. Что касается живописи, то я ничего не сделала кроме того, что изучала ее в школе несколько лет. А ли­ тература? Я не написала ни одной вещи, кроме этого дневника. Итак, остается лишь гражданская деятельность. Но какого рода? Модная филантропия, над которой насмехаются все сатириче­ ские журналы? Создание дешевых столовых? Это похоже на то, как на скорую руку чинить разваливающуюся, гниющую плоть. Открывать школы грамотности, когда нам нужны университеты? Я смеюсь над этими попытками вычерпать чайной ложкой море. Или, может быть, я должна обратиться к революции? Но, чтобы сделать это, нужно верить. У меня же нет ни веры, ни направле­ ния, ни духовных сил. Так что же я должна делать?»1.


Прочитайте также: