Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 195 страница

Социальную основу русского феминизма, равно как и запад­ ного, составляли городские женщины «среднего класса» с вер­ хушкой из дам, принадлежавших к «высшему сословию». Старые лидеры феминисток в большинстве своем вышли из дворянства

высшего чиновничества; в то время как молодые участницы движения занимали более низкое социальное положение и пред­ ставляли духовенство, офицерство, интеллигенцию, еврейство

т.д. От работниц и крестьянок их явно отличало занимаемое ими социальное и экономическое положение. Активное участие в движении принимали выпускницы университетов и женщины, имевшие специальность, в особенности врачебную; они же им ру­ ководили. Два отличия от англосаксонского, и конкретно амери­ канского женского движения, можно выявить при анализе феми­ нистского лидерства. Изучив список основных лидеров американского феминизма с 1890 по 1920 г. (включая англича­

Данные по Америке см.: RraditorA. The Ideas of the Women Suffrage Movement, 1890-1920. N.Y., 1965. P. 7. О «Жиноче Громаде» см.: Женское дело. 1916. Сент.

С. 16. О других местных и национальных объединениях см.: Союз женщин. 1907. Авг.-сенъ С. 17.

316

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 195 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

нок Фосетт и Панкхерст), можно сделать вывод, что все они были женами и дочерьми представителей интеллигенции, но сами не работали, - факт, иллюстрирующий различное отноше­ ние к женскому труду в двух культурах. Во-вторых, руководство, русским феминизмом постепенно переходило из рук дворянок в руки интеллигенток дворянского происхождения, а затем - к бо­ лее демократическим разночинкам. В Америке же проявилась иная тенденция, когда место учительниц из небольших городков или дочерей священников заняли состоятельные и влиятельные женщины1.

«Между эмансипированной интеллигенткой, - писала в 1908 году Коллонтай, - и труженицей с мозолистыми руками су­ ществовала такая непроходимая пропасть, что о каких-либо точ­ ках соприкосновения между ними не могло быть и речи». Отбро­ сив преувеличение, содержащееся в ее словах, несостоятельность которого была показана ранее, следует прокомментировать поня­ тие «непроходимая пропасть». Существование пропасти не было неизбежным результатом классовых или образовательных разли­ чий; но если и так, то как Коллонтай и другие могли навести мост между ними самими и работницами? Действительно существова­ ла пропасть между феминистками и русскими женщинами низ­ ших сословий - пропасть, которая была результатом ограничен­ ного мировоззрения всего феминистского движения той эпохи. Ставя равноправие полов выше экономического равенства, пыта­ ясь объединить всех женщин снизу доверху, утверждая первооче­ редность получения избирательного права и сосредотачиваясь иногда на ограниченном политическом равноправии, а не на все­ общем избирательном праве, феминистки не могли не создавать эту пропасть. Однако причина этого была не просто в «узости классовых интересов имущих сословий», как отметил один со­ ветский историк. Безусловно какая-то доля этого присутствова­ ла, но в самом женском движении в целом «буржуазно-фемини-стская тенденция» своим возникновением в значительной степени была обязана феминистским, а не буржуазным импуль­ сам. Русские суфражистки могли быть безразличны к всеобщему избирательному праву, но лишь некоторые из них выступали против этого из принципа, в отличие от большинства их амери­ канских и английских сестер. И никто из них не проявлял


Прочитайте также: