Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 194 страница

Помимо партии Покровской, наиболее решительным бор­ цом за отмену государственного регламентирования проститу­ ции была Лига равноправия женщин. Шишкина-Явейн сама представила свой законопроект о мерах борьбы с проституци­ ей на съезде Общества русских врачей в память Н.И.Пирого­ ва - Российском имперском медицинском учреждении. Затем совместно с известным депутатом-кадетом, врачом Андреем Шингаревым, они его переработали. Снабженный тщательно разработанным и хорошо аргументированным предисловием, законопроект предусматривал проведение медицинской кампа­ нии против распространения венерических заболеваний,

1 Официальную точку зрения Министерства см.: Тыркова-Вйльямс А. Страш­ ный вопрос / / Запросы жизни. 1910. Апр. № 17. С. 7; Труды первого Всероссий­ ского съезда по борьбе с торгом женщинами 1910 года; В 2 т. СПб., 1911- 1912. Т. 1. С. 47-55,231-233; Т. 2. С. 533,612-618.

314

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 194 страница - №1 - открытая онлайн библиотека упразднение врачебно-полицейского инспекционного аппарата, закрытие всех публичных домов и тюремное наказание наруши­ телей этого закона. Однако, несмотря на то что в его поддержку Лигой была развернута необычайно мощная пропагандистская кампания, законопроект не стал законом, и система государст­ венного контроля продолжала существовать вплоть до револю­ ции1.

Смогло бы упразднение данной системы уменьшить случаи проституции или заболеваний до сколько-нибудь значимой сте­ пени? При тех условиях жизни русского общества, вероятно, нет.

другой стороны, вряд ли это привело бы к их увеличению. Од­ нако, если бы все это сочеталось с адекватной политикой поли­ ции (использованием сил и навыков, которые фактически рас­ трачивались впустую), то безусловно уровень проституции, белого рабства и развращения детей снизился бы. К тому же, это освободило бы (во вред или на пользу) многих невольных узниц желтого билета. И феминисток не следует осуждать за то, что они пытались достичь этой цели.

Основное отличие русского феминистского движения от за­ падного заключается в его масштабах. Например, такое неболь­ шое европейское государство как Дания в 1899 г. имело около 80 ООО членов Национального женского совета. В Соединенных Штатах численность основной (но не единственной) суфражи­ стской организации - Национальной женской суфражистской ассоциации - выросла с 17 ООО в 1905 г. до 100 ООО в 1915 г. В России же не было ни Национального женского совета, ни како­ го иного органа, который выступал бы от лица всех женских ор­ ганизаций. Союз равноправия женщин, крупнейшее суфражист­ ское объединение этого периода, достиг своего пика в 1905 г., когда существовало около 80 его отделений, насчитывавших (по самым оптимистическим подсчетам) всего лишь 8 000 членов, количество которых стало быстро уменьшаться после 1905 г. В 1911 г. Московское отделение лиги насчитывало менее 500 чле­ нов; сама Лига - около 1 000, а все ее отделения в целом вряд ли могли претендовать на большее. Еще меньшими по численности были Взаимноблаготворительное общество и Женская прогрес­ сивная партия. Однако вплоть до революции продолжали появ­ ляться местные независимые группы, например украинская женская организация «Жиноча громада», затрудняя подсчет


Прочитайте также: