Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 159 страница

О провале официальной политики см.: Bronner V.M. La lutte contre prostitution en URSS. Moscow, 1936. P. 5-13.

Декадентство возникает в 1890-х гг. (Гиппиус, Мережковский, Минский), а после 190Sr. получает широкое распространение. - Прим. ред.


260

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 159 страница - №1 - открытая онлайн библиотека ным сексуальным взглядам и обычаям. Для традиционной интел­ лигенции он представлял серьезную угрозу нигилистскому этосу, который она сформировала еще в 1860-х гг. Обеспокоенность ин­ теллигенции была усилена тем, что декаданс появился в момент глубокого культурного кризиса молодежи. После шестнадцати лет постепенного усиления социальной активности, начавшейся

голода 1891 г. и достигшего кульминации в бурные 1905-1907 гг., наступил неожиданный упадок сил, с последовав­ шей за этим политической реакцией и апатией, царившей в обще­ стве. Это было похоже на то, как из воздушного шарика выпусти­ ли воздух. К ужасу большинства интеллигенции литература отвернулась от общества, обратившись к таким глубоко личным темам как гомосексуализм, садизм, инцест, извращения, не уде­ ляя внимания тому, что в это время происходило в общественной жизни - насилию, убийствам и казням, восстаниям и каратель­ ным рейдам в провинции. Читатели воспринимали такие утон­ ченные и неестественные удовольствия как пир во время чумы1.

Первым декадентским произведением, подвергшимся крити­ ке, был роман Арцыбашева «Санин» (1907) - определенно по­ средственная история страсти, инцеста и самоубийства. Некото­ рые из действительно талантливых писателей того времени - Иванов, Зиновьева-Аннибал, Кузьмин, Гиппиус, Сологуб - так­ же обращались к этим темам, но делали это деликатно, со вкусом и всегда с умом. Однако их усилия были тщетны из-за потоков брани, раздававшихся по адресу «Санина*. Герой романа являл­ ся носителем новых ценностей, противостоящих хрупкой морали старой интеллигенции. Несомненно, что этот «больной извраще­ нец», как его окрестили критики практически всех направлений, это безнравственное и плотское животное Санин выказывал не только здравое презрение а 1а Ницше к условностям и религии, но и презрение к любой идее прогресса или исторической мора­ ли. Устав как от социал-демократов, так и от христиан, он друже­ ски относится к еврею, но подстрекает его положить конец всем сомнениям, покончив жизнь самоубийством. Он лишает девст­ венности невинную девушку, хотя она сама того хочет; он жаж­ дет свою сестру, но, когда ее, обесчещенную, бросает высокомер­ ный офицер, он встает на ее защиту. Привлекательный, умный, мужественный и жизнелюбивый Санин представляет собой квинтэссенцию противника лицемерия. Однако «теория» этого

О распространении эротических тем в русской литературе см.: Новополин Г.С. Порнографический элемент в русской литературе (1907-1908). СПб., 1909. C. vii-ix.


Прочитайте также: