Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 154 страница


252

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 154 страница - №1 - открытая онлайн библиотека Однако большинство людей были обеспокоены не самим фак­ том существования внебрачных связей, а их последствиями - массой незаконнорожденных детей. По данным Бернис Мэдисон, 1884-1892 гг. их число в Европейской России составляло 111 414 или 268 на 10 ООО новорожденных. Эти показатели были ниже, чем в Европе, но все же достаточно высоки. В городах со­ средотачивалась основная масса незаконнорожденных; это был один из признаков грядущего разрыва между городскими и сель­ скими нормами сексуального поведения. Вплоть до принятия в 1902 г. закона о незаконнорожденных детях в стране не сущест­ вовало какой бы то ни было защиты незамужних матерей, боль­ шинство из которых были промышленными работницами, толь­ ко что приехавшими из деревень, или же служанками, считавши­ мися наряду с проститутками основными сексуальными партнерами студентов. Экономические и психологические пре­ пятствия, чинимые обществом незамужним матерям, приводили

тому, что многие из них отказывались от новорожденных детей или убивали их, что в свою очередь вело к росту самоубийств и увеличению количества проституток. Но больше всех от этого страдали нежеланные дети. Возникшая в эти годы сеть приютов и семей, бравших детей на воспитание за плату, была настолько несовершенной, несмотря на высоких покровителей, что, по сви­ детельству Мэдисон, уровень смертности приемышей составлял 75%! Женщины, берущие за плату детей на воспитание в семью (известные как «ангельские фабрики»), приносили в официаль­ ные приюты корзины с мертвыми или полумертвыми детьми, за­ дыхавшихся от своих собственных испражнений, чтобы полу­ чить по два рубля за ребенка1. Порочное сочетание внебрачной любви, мужской безответственности и огромной массы брошен­ ных детей явилось еще одним социальным вопросом, который достался в наследство большевикам после их прихода к власти.

Идея контроля над рождаемостью, связанная с известной в Европе мальтузианской теорией, не имела большого успеха в России. Чарльз Брэдлаф, Энни Бесант, Джордж Драйсдейл в Англии и Маргарет Сангер в Америке создали на базе этой тео­ рии международное движение, несмотря на ожесточенную оппо­ зицию со стороны религиозных, политических и юридических деятелей. На страницах российской прессы эта проблема появи­

1 Madison В. Russia’s Illegitimate Children Before and After the Revolution. Закон

незаконнорожденных детях см.: Свод законов Российской империи: В 16 т. СПб., 1912. Т. 10. С. 10. О сексуальных партнерах студентов см.: Студенческая жизнь. 1910. Апр. 12. С. 11.

253

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 154 страница - №2 - открытая онлайн библиотека

лась только после 1905 г., и, если верить репортеру «Русского бо­ гатства», к 1907 г. стала излюбленной темой разговоров в про­ винциальных городах и среди пассажиров поездов. В 1910 г. петербургский врач Карл Дрекслер опубликовал иллюстриро­ ванный каталог известных к тому времени способов предотвра­ щения беременности с комментариями к каждому методу. Такие способы как воздержание, цикличность и прерванный половой акт он сразу же отбросил как нереальные, ненадежные и соответ­ ственно неудовлетворительные. Вместо этого он предложил ши­ рокий выбор механических и химических средств: презервативы, маточные кольца, противозачаточные колпачки, вагинальные спринцевания и свечи. Несмотря на то, что книга официально на­ зывалась «Как предупредить беременность у больных и слабых женщин», автор не сомневался в том, что она будет способство­ вать контролю над рождаемостью и облегчит участь бедняков, и напоминал своим читателям, что эта проблема «дело совести ка­ ждого человека, которое не терпит вмешательства извне»1.


Прочитайте также: