Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 152 страница

2 Бестужевки в рядах строителей социализма. С. 187-190.

249

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 152 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

свою очередь сократило организационные проблемы для женско­ го движения, возникшего после 1905 года1.

Существовала ли в России женская интеллигенция? Если она

существовала, то, конечно же, она не была замкнутым кругом образованных и профессионально подготовленных женщин, ос­ новные черты которых мы только что обрисовали. Кроме равно­ душных, не стремившихся к интеллектуальному совершенство­ ванию людей, которые всегда существовали, были и истинные интеллектуалы и эстеты, чья преданность искусству или знанию препятствовала их размышлениям над социальными вопросами

отстраняла от гражданских действий. Талантливая писательни­ ца Зинаида Гиппиус, за исключением короткого увлечения соци­ альными проблемами, осталась чуждой подобным тревогам и за­ ботам, критикуя женское движение. Анна Павлова - полуеврей­ ка и незаконнорожденная дочь прачки и солдата - так и не пришла к демократическим взглядам, несмотря на резкий кон­ траст между ее происхождением и блестящей средой, окружав­ шей ее на пике карьеры танцовщицы. Дух русского искусства на­ чала века был настолько наполнен стремлением к личному само­ выражению и зачастую ницшеанским презрением к массам, что отдельным личностям было невыразимо трудно преодолеть раз­ рыв, который возникал между общественным сознанием и само­ выражением художника. Интеллектуалка, а впоследствии вы­ дающаяся деятельница партии меньшевиков, Софья Дубнова в своих воспоминаниях объясняет эту проблему тем, что для моло­ дых людей ее круга наиболее болезненной дилеммой было разре­ шение конфликта между двумя основными интересами - поли­ тикой, которая означала для них социализм, и культурой Сереб­ ряного века. Эти две крайности приходили между собой в столкновение по любому актуальному вопросу2.

Женская интеллигенция не обязательно была социалистиче­ ской или даже политической; она была «социальной», то есть ориентированной на общество. В действительности по своей на­ роднической, не признающей насилия и по-своему религиозной

Сведения для женщин, получающих среднее образование о высших и профес­ сиональных учебных заведениях и курсах. СПб.; Ерошкин Н.П. История государ­ ственных учреждений дореволюционной России. М., 1968. С. 226; Полянский А. Русская женщина: Первый женский календарь. СПб., 1899-1916. VIII, 1906. С. 396-398.

2 О Гиппиус см.: Pachmuss Т. Zinaida Hippius. Carbondale, 1971; о Павловой см.: Buckle R. Nijinsky. London, 1971. P. 26-27; Дубнова-Эрлих С. Общественный об­лик журнала «Летопись*. Н.-Й., 1963. С. 2-3.

250

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 152 страница - №1 - открытая онлайн библиотека сути она походила на «толстовство». Начиная с 1860-х гг., ее мо­ ральный кодекс и мировоззрение практически не изменились - она по-прежнему была оптимистичной, прогрессивной и полной энтузиазма. Любимыми писателями студенток, оставивших Мар­ кса и Ницше далеко позади, были Тургенев, Достоевский и, в особенности, Толстой. Отныне их изголодавшиеся умы и созре­ вающие души питали философия и интеллектуальная история, которые наконец-то свергли с престола естественные науки1. Не­ смотря на то, что слой образованных, социально ответственных женщин был невелик, он, как и само общество, был слишком сло­ жен для того, чтобы составить о нем более точное общее пред­ ставление. В его основе лежали глубокие экономические и фило­ софские противоречия, которые неизбежно привели бы к возникновению конфликтующих друг с другом идеологий. Одна­ ко даже после того как это случилось, внимательный наблюда­ тель смог бы по-прежнему найти следы солидарности, которая характеризовала женскую интеллигенцию.


Прочитайте также: