Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 140 страница

Если для мужчин и женщин уровень зарплаты был неодина­ ков, то время и условия работы были те же. До принятия в 1885 г. фабричного законодательства, они практически не регулирова­ лись. Женщины, так же как и мужчины отстаивали 24-часовую смену; а на одном кожевенном заводе они работали 18 часов в

В 1902 г. было пять случаев, когда женщины, чтобы получить более высокую зарплату, вели себя как мужчины: Амфитеатров А.В. Женщины в общественных движениях России. Женева, 1905. С. 53. Жалоба работницы цит. по: Бобров­ская Ц. Записки подпольщика, 1894-1917. М., 1957. С. 69.

Здесь и далее автор сгущает краски относительно положения российских ра­ бочих. В пореформенное время наблюдалось повышение их жизненного уровня,

на 1913 г. реальная зарплата промышленных рабочих в России, с учетом срав­ нительной дороговизны жизни, была всего на 15% ниже, чем в США, и мало от­ личалась от реальной оплаты труда в большинстве западно-европейских стран: Струмилин С.Г. Очерки экономической истории России и СССР. М., 1966. С. 93-96; Кирьянов Ю.И. Жизненный уровень рабочих России (конец XIX - на­ чало XX в.). М., 1979. С. 121-132. - Прим. ред.

3 О бюджете рабочих см.: Коллонтай А.М. Социальные основы женского вопро­

са. С. 155-156; Русская мысль. 1910. Июнь. С. 133. О штрафах см: Союз женщин.

1907. Ноябрь. С. 7-10. Рабочее движение в России в XIX веке: Сборник доку­

ментов и материалов: В 5 т. М., 1951-1963. Т. 4. С. 2, 29-30.

231

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 140 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

день с двумя перерывами на два и четыре часа. Новое законода­ тельство запретило ночную работу женщин и детей в текстиль­ ной промышленности, и постепенно это положение распростра­ нилось и на остальные «женские» отрасли производства. Однако его последствия были частично сведены на нет другим законода­ тельством, которое предусматривало ряд исключений, а также тем обстоятельством, что множество женщин были задействова­ ны в не подпадавших под закон малых предприятиях. Таковыми были предприятия, на которых существовала потогонная систе­ ма (в основном они занимались производством иголок), и где, по воспоминаниям одной революционерки, двенадцатичасовой ра­ бочий день был роскошью, за которую еще надо было бороться. Об охране здоровья редко кто заботился, и длительное время, проведенное женщинами в тесных помещениях, приводило к за­ болеваниям легких и почек. Девушки, работавшие на харьков­ ской сигаретной фабрике, падали в обморок через 15 минут после пребывания в помещениях для сушки; рабочие табачных фабрик повсеместно страдали от сердечных болезней, астмы, головных болей и спазмов. Либерально настроенная журналистка Тыркова описывала небольшую фабрику по пошиву одежды как мрачную, сырую камеру, забитую истощенными, чахоточными девушка­ ми - «не фабрика, а вечный дантовский Ад». Это было в 1909 г., после принятия основной части фабричного законодательства. В основном работодатели не делали больших различий между мужчинами и женщинами, когда начинали использовать их труд. Стоит ли удивляться словам Джона Мейнарда, который с него­ дованием писал, что в Москве женское тело использовалось для чистки дымоходов1?


Прочитайте также: