Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 137 страница

«Доля ты, русская долюшка женская, вряд ли труднее сыс­ кать», - писал в своей широко известной поэме «Кому на Руси жить хорошо?» Некрасов. Он говорил о представительницах кре­ стьянства, которое как класс составляло в 1897 г. более трех чет­ вертей от всего населения. В среде крестьян с радостью и гордо­ стью принималось рождение сына, в то время как появление на свет дочери встречали с печалью или в лучшем случае с безразли­ чием. Основной заботой родителей было как можно скорее выдать ее замуж, в основном по достижении ею шестнадцати лет. В идеа­

Хвостов В.М. Женщина и человеческое достоинство. М., 1914. С. 272. Другие профеминистские доводы содержатся в: Он же. Женщина накануне новой эпохи. М., 1905; Михнов СД. О женщине с биологической точки зрения. Юрьев, 1904; Мижуев П.Г. Женский вопрос и женское движение. СПб., 1906.

2 Писатели этой эпохи, казалось, отказались от того, чтобы делать не относящиеся к делу и полуироничные добавления к «женскому вопросу», которые мы находим в романах 1 8 7 0 ;Х гг. (например, «Бесы», «Братья Карамазовы» и «Анна Каренина»).

226

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 137 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

ле замужняя женщина должна была быть безмолвной работницей, служанкой и сексуальным партнером мужа, что в некоторых об­ ластях России символизировалось свадебным обрядом, когда не­ веста дарила своему новому хозяину постельные принадлежности

хлыст. Если молодая жена жила в патриархальной семье, то ино­ гда она была вынуждена вступать в половые отношения со своим свекром - практика, известная как «снохачество», которая была результатом длительного отсутствия мужей. Более широко рас­ пространенным было дурное обращение со стороны свекрови. Де­ ревенские девушки зачастую становились жертвами особой исте­ рии и быстро старели под грузом тяжелой полевой работы и по­ стоянных беременностей. Поскольку в деревнях никто никогда не слышал о способах контроля над рождаемостью и поскольку де­ вушки выходили замуж в юном возрасте, то уже к 25 годам у них было от пяти до шести беременностей, а к 45 годам - около девя­ ти. В соответствии с данными на 1908 г., 25% сорокапятилетних крестьянок перенесли более десяти беременностей, четвертая часть которых заканчивалась выкидышем. Типичным был пример 55-летней женщины, жившей 35 лет в замужестве, которая 24 раза была беременна. Выжили у нее только два ребенка. В крестьян­ ской среде выкидыши, детская смертность, послеродовые осложне­ ния, были настолько обычными явлениями, что их едва замечали’.

Ужасная картина, несмотря на то что многие из вышеопи­ санных явлений в то время было принято объяснять отстало­ стью деревенской жизни. Между тем была и обратная сторона медали. Крестьянка имела право на приданное и заработанные ею деньги - хорошо известный «женский сундук». После раз­ личных постановлений 1880-1890-х гг. домашняя собствен­ ность была определена как семейная, на которую мужчина, глава семьи, не мог претендовать в качестве единоличного соб­ ственника; и женщина могла быть признана законным главой хозяйства, если это соответствовало местному обычаю. «Жен­ щины без господина» - овдовевшие или покинутые мужьями - не только принимали участие в деревенских собраниях, но в некоторых областях и управляли ими в отсутствие мужчин2.


Прочитайте также: