Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 131 страница

черте оседлости, коротко подстриженные, в простых платьях, чистосердечные, полные лихорадочного желания получить «не­ еврейское» образование. В движении 1870-х гг.в эти женщины в гораздо большей степени, нежели евреи-мужчины, ассимилиро­ вались с русскими через смешанные браки. Типичной представи­ тельницей таких женщин была дочь контрабандиста Анна Эп­ штейн, которая вошла в группу бывших студентов раввинских училищ, организовавших тайную переправку революционеров за границу. Она увлеклась радикализмом, не благодаря учебе или почитанию простого народа, а вследствие благоговения перед го­ нимыми революционерами, за одного из которых, Дмитрия Кле­ мента, она вышла замуж. Еще одной еврейкой-нигилисткой была Геся Гельфман. Хотя ее родители были богатыми правоверными иудеями, но мачеха дурно с ней обращалась, и девушка не полу­ чила никакого образования. После множества злоключений она присоединилась к «Народной воле» и жила на конспиративной квартире вместе с Саблиным, от которого и забеременела. Имен­ но это обстоятельство и спасло ее в 1881 г. от виселицы, хотя вскоре и она, и ее ребенок умерли2.

Education and Political Development / Ed. by. J.S.Coleman. Princeton, 1965. Р. 19-20.

Дейч JI. Роль евреев в русском революционном движении. С. 18-28; Green­ berg L. The Jews in Russia: In 2 vols. New Haven, 1944-1951. V. 1. P. 158. Об Эпш­ тейн см.: Greenberg L. Ibid. P. 153; Засулич В. Воспоминания. C. 80-81. О.Гелф-ман см.: Из воспоминаний. С. 230-235; Thun A. Geschichte der revolutionren Bewegung in Russland. Leipzig, 1883. S. 264-266. О законе, запрещавшим казнь беременной женщины, пока не пройдет 40 дней со дня рождения ребенка, см.: Муллов П. Женщина по русскому законодательству / / Журнал Министерства юстиции. 1861. Март. VII. С. 559.

214

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 131 страница - №1 - открытая онлайн библиотека Социальное происхождение и психологические типы радика­ лок были настолько разнообразными, что невозможно объяс­ нить их побуждения эмоциональной фрустрацией, сексуальной неудовлетворенностью, ненавистью к отцу и т.д. Верно, что многие из них имели несчастливое детство; но это характерно и для многих женщин, не принадлежавших к радикализму. По­ добно госпоже Ролан, большинство из них испытывали «рели­ гиозное чувство без религиозной веры»1. В художественной ма­ нере это попыталась выразить Софья Ковалевская, нарисовав портрет молодой девушки Веры Воронцовой, которая упива­ лась чтением Библии и стремилась уехать в Китай, дабы по­ жертвовать собой в борьбе за спасение человечества. По прочте­ нии Добролюбова она заменила языческий Китай на Россию. Однако, ее мирские мечты по-прежнему были облечены в рели­ гиозную форму: «Господи! Я знаю, что в мире много горя, много несправедливости, много нуждающихся. Я хочу служить лю­ дям. Я готова отдать жизнь за них»2. Этот классический пример проявления в высшей степени религиозного чувства, усиленно­ го чтением литературы и превратившегося в «социальное фан­ тазирование» - мечту, в которой существующая несправедли­ вость уничтожается грядущим царством Всеобщей Справедли­ вости.

Альтруизм, радикального или филантропического толка, го­ раздо в большей степени является результатом осознания соци­ альной несправедливости, нежели результатом «объективных» условий, существование которых в России XIX в. вряд ли можно отрицать. Его мощные проявления, характерные для всей рус­ ской интеллигенции, разделились на альтруизм абстрактный и конкретный. Те, кто удовлетворялись непосредственными, не­ медленными и «небольшими» проявлениями подобного альтру­ изма, воплощали его в сфере преподавания, медицины или благо­ творительности. Те же, для кого «человечество» было объектом их бескорыстной любви, рассматривали медицину не более, чем ремесло. Ярчайшим примером радикалки, которая отчаянно пы­ талась сохранить свои взгляды на медицину, как на адекватное средство служения человечеству, но затем впала в абстрактный альтруизм, была Вера Фигнер. Как и почему Фигнер пересекла границу абстрактного альтруизма, является тем вопросом, ответ на который даст нам ключ к пониманию процесса формирования революционного сознания.


Прочитайте также: