Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 129 страница

Арест последовал незамедлительно. На первом допросе, кото­ рый вел широко известный юрист В.К.Плеве, она открыто при­ знала свою вину. Однако впоследствии, на суде над шестью убийцами (двумя женщинами и четырьмя мужчинами) она отри­ цала обвинения, предъявленные ей прокурором Н.В.Муравье­ вым, бывшим по иронии судьбы ее товарищем по детским играм. «Много, очень много обвинений сыпалось на нас со стороны г. прокурора. Относительно фактической стороны обвинений я не буду ничего говорить, - я все их подтвердила на дознании, но от­ носительно обвинения меня и других в безнравственности, жес­ токости и пренебрежении к общественному мнению, относитель­ но всех этих обвинений я позволю себе возражать и сошлюсь на то, что тот, кто знает нашу жизнь и условия, при которых нам приходиться действовать, не бросит в нас ни обвинения в без­ нравственности, ни обвинения в жестокости»2.

Все участники теракта были приговорены к смерти; но приве­ дение в исполнение приговора отложили только для Геси Гельф-ман, которая была беременна. Таким образом, Перовская стала первой женщиной, взошедшей на эшафот по политическому об­ винению. Просьбы о помиловании известных представителей об­ щества были проигнорированы. В последние дни перед казнью Перовская пыталась утешить свою пребывавшую в отчаянии мать. На эшафоте она вела себя хладнокровно, с чувством собст­ венного достоинства. Демонстрируя до конца свою принципи­ альную позицию, она отказалась прощаться с осведомителем Ру­ саковым, который едва не разделил ее участь, но горячо обняла

Фигнер В.Н. Запечатленный труд: Воспоминания. Т. 1. С. 276-277. Как и боль­ шинство ее соратниц, Перовская училась на фельдшера и работала по специаль­ ности в Крыму.

Бурцев В. За сто лет (1800-1896). С. 191.

211

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 129 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

других. Ее стоицизм подавлял инстинкт самосохранения практи­ чески до последних минут. И хотя на ее лице держалась надмен­ ная улыбка, после того как на ее шею накинули петлю, некая глу­ бинная сила возобладала, и она настолько крепко сжала ноги вокруг выступа платформы, что потребовались усилия двух муж­ чин, чтобы их разжать и повесить ее1.

Как много женщин приняло участие в этой борьбе, которая до сих пор нас потрясает? На этот вопрос трудно ответить до се­ годняшнего дня из-за недостатка статистических исследований

внимания владеющих информацией ученых, которые занима­ лись лишь выдающимися революционерками. В лучшем случае мы можем представить лишь несколько фактов, основанных на доступных нам данных. Женщины составляли около 1/8 от того числа революционеров (5 664) в 1870-е гг., которые перечисле­ ны в «Деятелях...», что было весьма впечатляющей цифрой, по сравнению с 1860-ми гг., когда радикалки составляли всего лишь 3% от общего числа. Как бы там ни было, но эти голые цифры мало о чем говорят нам, так как краткие статьи этого биографического словаря зачастую содержат в себе лишь даты жизни, арестов и пребывания под надзором полиции. Между тем мы имеем иные данные, объединив которые, можно вывести определенную закономерность. Они свидетельствуют о том, что хотя степень участия женщин в революционном движении в це­ лом была скорее низкой, она возрастает в тех выборках, которые демонстрируют нам проявление разного рода активности или экстремизма2.


Прочитайте также: