Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 125 страница

вдов чиновников. Брешковская рассказывает, что они относи­ лись к ней с открытым презрением до тех пор, пока не узнали, что она была знатного происхождения и прекрасно образована. Она также вспоминает, что тюремная атмосфера становилась легче, благодаря визитам радикально настроенных добровольцев из «политического Красного Креста», приходивших облегчить участь заключенных. Однако тесные камеры и бездеятельность довели некоторых женщин до самоубийства или до преждевре­ менной смерти, а остальные заслужили жгучую ненависть со сто­ роны правительства. Из 193 заключенных 37 были женщинами; оправдано же было около половины всех заключенных. Из осуж­ денных женщин нескольких освободили благодаря их связям при дворе; другие же сбежали с мест поселения и вновь появи­ лись в городах центральной России уже закаленными револю­ ционерками.

Наиболее громким процессом этого десятилетия был суд над Верой Засулич, обвиняемой в убийстве генерал-губернатора Пе­ тербурга и ставшей невольным инициатором эпохи террора. Лич­ ность Засулич была достаточно противоречивой. Скромная, ти­ хая, погруженная в себя девушка однажды увидела сон, в котором она вела конный отряд партизан освобождать крестьян. Отвергая насилие на протяжении большей части своей жизни, она была первой женщиной, поднявшей оружие в революцион­ ной борьбе. Засулич стала одной из наиболее известных русских революционерок, хотя по сравнению с Перовской и Фигнер, ее политическая деятельность была менее значима для движения. Ее фатальный выстрел явился зловещей иллюстрацией для

1 Бурцев В. За сто лет (1800-1896). С. 125.

205

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 125 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

верного утверждения Марии Вернадской, что женщина с револь­ вером может убить мужчину с топором1.

Детство Засулич было несчастливым из-за ее сиротства; ее отец, отставной капитан, происходивший из бедной семьи смо­ ленских дворян, умер, когда она была еще ребенком, оставив жену с пятью детьми. Маленькую Веру воспитывал ее кузен Ми-кулич. Она болезненно относилась к положению постороннего в его семье и впадала в ярость, когда кто-нибудь звал ее «Вера За­ сулич», крича: «Это не правда. Микулич! Микулич!» - жалкая попытка стать одним из членов семьи. Как и большинство детей, оказавшихся в подобных ситуациях, она искала такую же стра­ дающую родственную душу и нашла ее в Христе. Вера неделями сосредоточенно изучала Страсти Господни, вдаваясь во все под­ робности мучений и смерти Иисуса. Однако к 15 годам ее ранняя симпатия к Христу перешла на «человечество», благодаря чте­ нию Шиллера, Рылеева, Лермонтова и Некрасова, чьи произве­ дения способствовали «социальному фантазированию» и страст­ ному желанию «бороться» и осуществлять великие обществен­ ные дела. В особенности ее пленила строчка из Рылеева: «Есть времена, даже целые эпохи, когда нет ничего прекраснее и желан­ нее, чем терновый венец»2.


Прочитайте также: