Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 123 страница

874-1875 гг. женщины «Всероссийской социал-революци-онной организации», бывшие некогда членами кружка «Фричи», начали пропагандистскую деятельность на фабриках. «Москов­ ские амазонки», как их назвали на суде, пошли на московские фабрики, чтобы «разделить страдания народа». Бардина работа­ ла по 15 часов в день и жила в квартире, полной вшей. Камин­ ская, притворившись солдатской женой, каждый день вдыхала пыль в не проветривавшейся мастерской, а по ночам оказывалась втиснутой в холодный и зловонный женский барак. Перебрав­ шись на текстильную фабрику, она обнаружила, что не может преуспеть в своей пропагандисткой деятельности среди работ­ ниц, которые использовали любое свободное время для того, что-

1 The Little Grandmother of the Russian Revolution. P. 26-77; Breshkovskaya E.

Op. cit. P. 3-30.

Ibid. P. 177..120.

202

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 123 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

бы бегать к мужчинам. А мужчины в свою очередь пытались зав­ лечь в кабак молодую Каминскую. Однако со временем она добилась от рабочих доверия и внимания тем, что ясно и красно­ речиво рассказывала им о разнице между их жалкой нищетой и богатством их господ. Живописуемые ею социальные картины зачастую заставляли рабочих оставаться на ее беседы даже после гудка об окончании работы. Для Каминской это были самые сча­ стливые дни в ее жизни. Конец этому наступил весной 1875 г., когда она и другие пропагандистки были арестованы1.

Вера Фигнер была одной из последних, кто двинулся в <<на^ род». После распада московской организации, в которой участво­ вала ее сестра, она была вызвана в Россию уцелевшими членами/ для того, чтобы возглавить работу. С великим трудом она порва­ ла с мужем, бросила учебу и возвратилась в Россию, храня воспо­ минания о годах, проведенных в Цюрихе, которые дали ей «науч­ ные знания, друзей и цель, столь возвышенную, что все жертвы казались перед ней ничтожными». Не сумев собрать обломки мо­ сковского кружка, она, в конце концов, отправилась в нищие де­ ревни самарской губернии. Фигнер была твердо убеждена, что контакты с крестьянской средой не сыграли никакой роли на ее пути к радикализму. Развитие ее самосознания началось с жела­ ния избежать «пустой, бесцветной и узко эгоистичной» жизни, которая окутала бы ее душной атмосферой семьи и кухни. Она избрала «народ» как цель, а учебу как средство. И теперь, после многолетнего бегства от реальности в книги, она - двадцатипяти-летняя женщина, стояла среди этих больных, голодных, грязных


Прочитайте также: