Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 113 страница

.цеди. Точно так же в духе тех лет, они одевались как нигилистки, носили короткие волосы и простые платья и без конца говорили

проблемах женской эмансипации. Всем им была присуща нере­ шительность, определенный страх перед зависимостью и завуа­ лированное враждебное отношение к мужчинам, характерное для ранних этапов развития феминистского сознания в самом широ­ ком смысле этого слова. Особенно это было заметно у Софьи Пе­ ровской, которая вначале выступала против объединения интел­ лектуальных усилий с мужчинами, а позднее настаивала на самостоятельном изучении теоретических работ, не прибегая к

Богучарский В. Активное народничество семидесятых годов. М., 1912. С. 152-172; Итенберг Б.С. Движение революционного народничества: Народнические кружки и «хождение в народ» в 70-х гг. XIX в. М., 1965. С. 129-193. О дискусси­ ях по женскому вопросу среди чайковцев-мужчин см.: Деникер И.Е. Воспомина­ ния И.Е.Деникера //Каторга и ссылка. 1924. № 3. С. 20-44.

186

Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 113 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

помощи временно подверженных радикализму мужчин. Нако­ нец, она смягчилась и весной 1871 г. состоялось соединение кружка Чайковского и группы женщин, которые в последующие годы составляли до 25% всех членов кружка1. На примере участ­ ниц этого кружка мы можем исследовать те типы женщин, кото­ рые посвятили себя революционной борьбе.

Девятнадцатилетняя Ольга Шлейснер, происходившая из курской дворянской семьи, училась в одном из институтов Санкт-Петербурга. Чувствуя потребность в дальнейшем образо­ вании, она поступила на Аларчинские курсы. Однако ее подлин­ ное образование началось тогда, когда она встретила Натансона, вышедшего из передовой еврейской семьи из Вильно. Она влю­ билась и вышла за него замуж, несмотря на свое высокое соци­ альное происхождение и религиозные убеждения, войдя в рево­ люционные анналы как Ольга Натансон. По свидетельствам одного из своих товарищей, она без малейшего следа претенциоз­ ности, находила столь же естественным выйти замуж за еврея, как и постричь волосы или прочитать книгу, несмотря на то, что смешанные браки были неслыханным делом в светском общест­ ве. Этот был первый пример того явления, которое станет впо­ следствии повсеместным. Ольга достаточно легко вошла в «дело» и стала связующим звеном между группой Натансона и своими подругами по курсам. Некоторое время она изучала ме­ дицину на недавно открытых женских курсах, но вскоре полно­ стью посвятила себя подпольному движению, став одним из ли­ деров «Земли и воли». Она умерла в 1881 г. от заболевания, полученного в тюрьме, когда ей было немногим больше 30 лет2.

Четверо сестер Корниловых были дочерьми процветающего столичного фабриканта, занимающегося производством фарфо­ ра, достаточно богатого, чтобы отдать их в лучшие школы, и дос­ таточно либерального, чтобы позволить им идти куда захочется. Одна за другой сестры Корниловы проследовали через гимназии

институты на Аларчинские курсы. Их просторный дом был ме­ стом встреч одноклассниц, а их приданое было передано «чай-ковцам». Наиболее известной из сестер, Александре, было всего лишь 16 лет, когда был образован Аларчинский кружок. Извест­ ная в истории как Корнилова-Мороз, она прошла извилистый путь, столь характерный для всех политически активных


Прочитайте также: