Это была первая битва, в которой участвовали смертные люди. 16 страница

И бывший там Адад матери молвил так: Одержим мы победу. Войска врага разбиты. Дрожания земли не вынесет он…

Если она желает положить конец кровопролитию, сказал Адад, то нужно исходить из того, что клан Энлиля практически одержал победу и может диктовать свои условия.

Ступай, иди – скажи врагу: пусть примет он условие моё, тогда осаду снимем…

Энлиль поддержал это предложение, но выразился несколько мягче.

Энлиль отверз уста;

Собранию Богов он молвил:

Ану богов созвал всех на горе,

чтобы оружие сложить, чтоб мир установить,

и поручил он Матери Богов

со мной договориться –

пусть Мать Богов посланцем мира будет…

Повернувшись к сестре, он примирительно сказал:

Ступай и брата моего умиротвори! Руку ради Жизни на него ты наложи; пусть выйдет из‑за запертых дверей.

Последовав совету Энлиля, Нинхурсаг «к брату его пошла и обратилась с мольбами к богу». Она сообщила Энки, что ему и его сыновьям гарантирована безопасность: «звёздами в том она клялась».

Энки колебался, и Нинхурсаг ласково сказала ему: «Идём, я выведу тебя отсюда». И он, дав ей руку, последовал за ней…

Нинхурсаг отвела его и остальных защитников Великой пирамиды в Хурсаг, свою обитель. Нинурта и его воины наблюдали, как сторонники Энки покидают крепость.

Огромное и неприступное сооружение опустело.

Наши современники, попадая внутрь Великой пирамиды, видят пустые проходы и голые стены камер; им кажется бессмысленной сложная конструкция этого грандиозного сооружения, и они даже не догадываются о назначении многочисленных выступов и ниш.

Так было с тех самых пор, когда люди впервые вошли в пирамиду. Но Нинурта – по нашим подсчётам, это было примерно в 8670 году до нашей эры – увидел перед собой совсем другую картину. По свидетельству шумерских текстов, Нинурта оказался в «лучезарном месте», покинутом его защитниками. Его действия изменили не только внутренний облик пирамиды, но весь ход человеческой истории.

Впервые входя в «дом, который как гора», Нинурта должен был сгорать от любопытства. Какие тайны управления космическими полётами, какое секретное оборонительное оружие хранило это сооружение, которое задумал Энки/ Птах, спланировал Ра/Мардук, построил Геб, оснастил Тот и защищал Нергал?

На гладкой и казавшейся цельной северной грани пирамиды поворачивающийся камень открывал проход внутрь, защищённый массивными каменными блоками, поставленными под наклоном – как и описывалось гимном в честь Нинхурсаг. Прямой нисходящий коридор вёл в нижние вспомогательные помещения, где Нинурта обнаружил колодец, вырытый защитниками пирамиды, которые пытались добраться до подземных источников. Но наибольший интерес у него вызвали верхние проходы и камеры, где находились разнообразные магические «камни» – минералы и кристаллы земного и внеземного происхождения, часть которых Нинурта видел впервые. Именно отсюда испускались лучи, служившие для навигации космических кораблей и для защиты пирамиды.

В сопровождении Главного минералога Нинурта осмотрел ряды «камней» и приборов. Останавливаясь у каждого из них, он определял его участь – разбить и уничтожить, забрать и выставить на всеобщее обозрение или использовать по назначению в другом месте. О «судьбах» камней и о порядке, в котором Нинурта совершал обход, мы узнаем из текста, записанного на 10‑13 табличках эпической поэмы «Лугаль‑э». Тщательный анализ и правильная интерпретация этого текста позволяют разгадать тайну конструкции пирамиды, понять назначение и функции различных помещений.

Поднявшись по восходящему коридору, Нинурта оказался у развилки, от которой отходили горизонтальный проход и Большая галерея. Сначала он миновал горизонтальный проход и оказался в большой комнате со сводчатым потолком. В гимне Нинхурсаг эта комната называется «лоном», и её ось лежит на оси восток – запад, проходящей через центр пирамиды. Её силовое поле («излияние, подобно льву, на которого напасть страшатся все») исходило от камня, установленного в нише восточной стены (рис. 49). Это был камень ШАМ («Судьба»), пульсирующее сердце пирамиды. Он испускал красноватое сияние, которое Нинурта «видел в темноте». Нинурте был ненавистен этот камень, потому что он сам испытал на себе его действие: во время битвы, когда он поднимался вверх, враг использовал «мощную силу»: «Ты схватить меня, заточить пытался, Ты убить меня старался». Нинурта приказал его «выдернуть… на куски разбить… как муку размолоть».

Это была первая битва, в которой участвовали смертные люди. 16 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

Рис. 49

Вернувшись к развилке, Нинурта занялся осмотром Большой галереи. Даже на фоне крайне необычной и сложной внутренней конструкции пирамиды её вид поражал воображение. В отличие от низких и узких проходов, её своды, постепенно сужаясь, поднимались высоко вверх (в некоторых местах до двадцати восьми футов) семью перекрывающимися ступенями. Потолок был тоже сложен из наклонных блоков, чтобы уменьшить нагрузку на подпирающие его стены. Узкие коридоры светились тусклым зеленоватым светом, тогда как галерея удивляла многообразием ярких красок – «свод её как радуга, здесь тьма кончается». Многоцветное излучение исходило от двадцати семи пар разных кристаллов, которые были равномерно распределены по стенам галереи (рис. 50а). Эти светящиеся камни располагались в нишах пандуса, который был установлен вдоль каждой стены (рис. 506). Все кристаллы отличались по цвету, что создава ло эффект радуги. Поначалу Нинурта прошёл мимо них – его целью была верхняя большая комната и находящийся в ней камень.

Это была первая битва, в которой участвовали смертные люди. 16 страница - №2 - открытая онлайн библиотека

Рис. 50

В верхней части Большой галереи Нинурта обнаружил высокую ступеньку и низкий проход, ведущий в переднюю необычной конструкции (рис. 46). Здесь три опускающиеся двери – «засов, задвижка и замок», как сказано в шумерской поэме, – скользили по пазам, искусно вырезанным в стенах, и закрывали проход в верхнюю комнату: «Врагу не открывается он; только Тем, Кто Живёт, только им открывается он». Потянув за шнуры, Нинурта поднял двери и прошёл дальше.

Теперь он находился в запретной («священной») комнате, из которой «протягивалась» «Сеть» (радар?), «охватывавшая Небеса и Землю». Хрупкий механизм размещался в пустотелом каменном ящике, который был установлен точно на оси север – юг пирамиды и резонировал, подобно колоколу. Главной частью этого устройства являлся камень ГУГ («Определяющий Направление»); его излучение, усиленное четырьмя полостями над комнатой, направлялось наружу и вверх по двум наклонным каналам, ведущим к северной и южной граням пирамиды. Нинурта приказал уничтожить этот камень: «Потом по приказу Нинурты, определяющего судьбы, в тот день был камень Гуг из отверстия вынут и разбит на части».

Чтобы уже никто даже не пытался восстановить навигационное оборудование пирамиды, Нинурта также приказал демонтировать три опускающиеся двери. Сначала убрали камень СУ («Вертикальный») и камень КА.ШУР.РА («Ужасный, Чистый, который открывается»). Затем «герой приступил к камню САГ.КАЛ» («Крепкий камень, который спереди»). «Призвав всю свою силу», он выбил его из пазов, перерезал удерживавшие его верёвки и «на землю повалил его».

Это была первая битва, в которой участвовали смертные люди. 16 страница - №3 - открытая онлайн библиотека

Рис. 51

После этого пришёл черёд минералов и кристаллов на пандусах Большой галереи. Спускаясь вниз, Нинурта останавливался у каждого камня и объявлял его участь. Если бы не трещины на глиняных табличках с текстом, мы бы знали названия всех двадцати семи камней, однако расшифровать удалось лишь названия двадцати двух минералов. Одни камни Нинурта приказал расколоть на части или растереть в порошок; другие, которые могли пригодиться для оборудования нового центра управления миссией, были переданы Шамашу. Остальные увезли в Месопотамию и выставили на всеобщее обозрение в храме Нинурты в Ниппуре и в других местах как неопровержимое доказательство великой победы клана Энлиля над богами из рода Энки.

Все это, объявил Нинурта, он делал не только из мести, но ради будущих поколений: «Пусть страха пред тобой» – перед Великой пирамидой – «не знают мои потомки; пусть не нарушит их покой ничто».

Последним был Вершинный Камень пирамиды, УЛ («Высокий, как небо»): «Пусть дети матери его не видят больше», – распорядился Нинурта. И когда камень полетел вниз, он прокричал: «Всем в сторону!»

«Камней», которые были «проклятием» Нинурты, больше не существовало.

После того как оплот врага был разрушен, соратники убеждали Нинурту покинуть поле боя и вернуться в Месопотамию. АН.ДИМ.ДИМ.МА, «Созданный по подобию Анна», говорили они, ты вошёл в «сияющий» дом, «из которого протягивают шнур», а теперь пришла пора вернуться в любимый город Ниппур, где ждут жена и сын и где «отдохнёт твоё сердце».

Вторая Война Пирамид закончилась, но её жестокость, совершенные в битвах подвиги, а также захват Нинуртой пирамид в Гизе остались в легендах и преданиях. Иллюстрацией к этим рассказам служит удивительный рисунок на цилиндрической печати, изображающий Божественную Птицу Нинурты, победно парящую над двумя великими пирамидами (рис. 51).

А сама Великая пирамида, пустая внутри и лишившаяся вершины, осталась стоять безмолвным памятником поражения её защитников.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

МИР НА ЗЕМЛЕ

Чем же закончились Войны Пирамид?

Тем же, чем заканчивались все великие войны в истории человечества: мирной конференцией. Воюющие стороны усаживались за стол переговоров, как на Венском конгрессе (1814–1815), когда после победы над Наполеоном была перекроена карта Европы, или на Парижской мирной конференции, завершившей Первую мировую войну (1914–1918) Версальским мирным договором.

Первым свидетельством того, что десять тысяч лет назад враждующие аннунаки собрались на подобную встречу, стал текст, найденный Джорджем А. Бартоном на поверхности разбитого глиняного цилиндра. Это аккадская версия более древнего шумерского текста, и Бартон пришёл к выводу, что глиняный цилиндр был изготовлен по распоряжению правителя Нарамсина приблизительно в 2300 году до нашей эры, когда этот аккадский царь восстанавливал платформу, на которой был построен храм Энлиля в Ниппуре. Сравнивая месопотамский текст с надписями, сделанными пример‑|но в то же время по приказу египетских фараонов, Бартон отмечал, что в египетских текстах главное внимание уделяется царю и его судьбе, после того как он присоединяется к богам. Шумерский же текст фокусируется на самом сообществе богов, и его содержание составляют не желания правителя, а деяния богов.

Несмотря на повреждения, особенно в начале таблички, совершенно очевидно, что главные боги встретились за столом переговоров после жестокой и кровопролитной войны, обернувшейся крупными потерями. Мы узнаем, что они собрались на горе Хурсаг, в обители богини Нинхурсаг на Синайском полуострове, и что именно она выступала в роли миротворца. Однако автор текста не считает её нейтральным персонажем: он постоянно употребляет по отношению к ней эпитет Тсир («Змея»), указывающий на её принадлежность к роду Энки, клану египетских богов, и имеющий негативную окраску.

Первые строки текста, как мы уже указывали выше, вкратце описывают последние этапы войны и положение, в котором оказались защитники пирамид. Их «крик» вынудил Нинхурсаг вмешаться.

Далее древняя хроника сообщает, что сначала Нинхурсаг выдвинула предложение прекратить войну и созвать мирную конференцию в лагере Энлиля.

Первая реакция сторонников Энлиля была следующей: они обвинили Нинхурсаг в том, что она приняла сторону «демонов» и хочет им помочь. Но Нинхурсаг отвергла это обвинение: «Мой Дом чист», – ответила она. Но бог, чьё имя не удалось установить, язвительно спросил: «Чист ли также Дом, что всех выше и ярче?» (Великая пирамида)

«Об этом я судить не могу, – сказала Нинхурсаг, – его сияние хранит Гибил».

После первых обвинений и объяснений состоялась символическая церемония прощения. Принесли два сосуда с водой из Тигра и Евфрата, и был исполнен обряд омовения Нинхурсаг, после чего она вновь стала желанной гостьей в Месопотамии. Энлиль дотронулся до неё «ярким скипетром», и «власть не была у неё отнята».

В предыдущей главе мы уже рассказывали, что Адад категорически возражал против мирного соглашения и настаивал на безоговорочной капитуляции. Но Энлиль принял сторону Нинхурсаг. «Ступай и брата моего умиротвори!» – сказал он ей. Нинхурсаг пересекла линию фронта и отвела Энки и его сыновей в свою обитель на горе Хурсаг. Боги из клана Энлиля уже ждали их.

Объявив, что она действует по поручению «великого господина Ану… Ану, Вершителя Суда», Нинхурсаг исполнила символический обряд. Она зажгла семь костров – по числу присутствующих богов: Энки с двумя сыновьями и Энлиля с тремя сыновьями (Нинуртой, Ададом и Сином). Зажигая каждый костёр, она произносила заклинание: «Жертвенный Огонь Энлилю из Ниппура. – .'Нинурте… Ададу… Энки из Абзу… Нергалу из Меслама». В темноте ночи ярко горели костры: «как солнце сиял великий огонь, зажжённый богиней».

Нинхурсаг воззвала к мудрости богов и напомнила о преимуществах мира, красочно описав изобилие, которое наступит на земле – во благо всех богов.

После того как Нинхурсаг завершила свою речь в защиту мира, первым взял слово Энлиль. «Несчастья кончились на земле, – заявил он, обращаясь к Энки, – Великое Оружье сложено». Он позволил Энки вновь поселиться в своём шумерском жилище: «В Э.ДИН будет твой Высокий Дом», а вокруг будет довольно земли, чтобы выращивать фрукты для храма и засеивать хлебом поля».

Эти слова вызвали протест Нинурты. «Да не будет это‑'го!» – воскликнул «царевич Энлиля».

Тогда Нинхурсаг опять взяла слово. Она напомнила Ни‑нурте, как он трудился «день и ночь неустанно», чтобы люди могли возделывать землю и разводить скот на этой земле, как он «возводил основы, наполнял (землю), возводил (дамбы)». А потом всё это было уничтожено войной – «все, все целиком». Нинхурсаг просила Нинурту принять условия мирного договора: «Господин жизни, господин плодов, пусть добрым пивом наполнится двойная мера! Да будет изобилие шерсти!»

Поддавшись на её уговоры, Нинурта уступил: «О мать моя, светлейшая! Пусть будет так; хочу, чтоб хлеб родился… чтоб в царстве снова зацвели сады… Чтоб кончились несчастья, искренне желаю (также) я».

Теперь мирные переговоры могли продолжаться, и подробности этого беспрецедентного соглашения между враждовавшими богами мы узнаем из текста «Пою я песнь Матери Богов». Первым к собравшимся аннунакам обратился Энки.

Энки Энлиля прославляет:

О ты, первейший среди братьев,

Бык Небес, в руках людей судьбу держащий:

в моей земле разруха, запустенье;

все поселения затоплены печалью

по милости твоей.

Главной задачей было прекращение насилия и установление мира, и Энлиль с готовностью согласился с этим, но выдвинул условие: чтобы уладить все территориальные конфликты, Энки должен освободить земли, по праву принадлежавшие клану Энлиля и потомкам Сима. Энки пообещал навсегда покинуть эти земли:

Отдам тебе я власть

в богов Запретных Землях;

Лучистое я Место в твои вручаю руки!

Передав Запретные Земли (Синайский полуостров вместе с расположенным там космопортом) и Лучистое Место (где размещался центр управления миссией, будущий Иерусалим) Энлилю, Энки выдвинул своё условие. В обмен на то, что он навечно передаёт эти земли и стратегически важные объекты Энлилю и его потомкам, они в свою очередь должны раз и навсегда признать права его клана на владение комплексом Гизы.

Энлиль согласился, но снова с оговоркой: сыновья Энки, которые развязали войну и использовали Великую пирамиду в военных целях, не будут допущены к управлению не только Гизой, но и всем Нижним Египтом.

Обдумав это условие, Энки принял его. Там же и тогда же он объявил о своём решении. Владыкой Гизы и Нижнего

Египта, заявил он, станет его младший сын, женатый на одной из юных богинь, появившихся на свет в результате связи Энки с Нинхурсаг: «Для крепкого Дома, что вздымается как гора, он избрал царевича, чья сиятельная жена была рождена от соития с Тсир (Нинхурсаг). Принца сильного, будто молодой горный козёл, – его он назначил и приказал ему охранять Место Жизни». Затем он наделил молодого бога почётным титулом НИН.ГИШ.ЗИ.ДА («Господин Творений Жизни»).

Кто же такой Нингишзида? Учёные считают, что имеющаяся в их распоряжении информация носит противоречивый характер. Имя этого бога упоминается в месопотамских текстах вместе с именами Энки, Думузи и Нинхурсаг; в Списке Великих Богов его имя стоит в ряду африканских богов вслед за Нергалом и Эрешкигаль. Шумеры изображали его с Эмблемой Энки – переплетёнными змеями – и с египетским знаком Анх (рис. 52 а, б). Тем не менее боги из противоположного лагеря относились к Нингишзиде благожелательно – Нинурта подружился с ним и пригласил его в Шумер.

Это была первая битва, в которой участвовали смертные люди. 16 страница - №4 - открытая онлайн библиотека

Рис. 52

В некоторых текстах указывается, что матерью его была Эрешкигаль, внучка Энлиля, и мы полагаем, что он действительно был сыном Энки, зачатым во время опасного путешествия Энки и Эрешкигаль в Нижний мир. В этом случае он вполне устраивал обе противоборствующие стороны как хранитель секретов пирамид.

В гимне, который, по мнению Эйка У. Сьоберга и Э. Бергмана («The Collection of the Sumerian Temple Hymns»), был сочинён дочерью Саргона Аккадского в третьем тысячелетии до н э., восхваляется дом‑пирамида Нингишзиды, который находился в Египте:

Несокрушимая твердыня, светлая гора,

воздвигнутая мастером умелым.

Там комната сокрытая, где тьма вселяет в сердце страх;


Прочитайте также: