Это была первая битва, в которой участвовали смертные люди. 15 страница

А что же стало с Сетом, одним из восьми потомков Птаха?

Сет был выслан из Египта и обосновался в Азии, и в состав его земель входило место, где он мог «говорить с небес». Не исключено, что его можно отождествить с богом по имени Эншаг из шумерской легенды об Энки и Нинхурсаг, одним из восьми отпрысков, которому досталась земля Тиль‑мун (Синайский полуостров). В таком случае это египетский (хамитский) бог, распространивший свою власть над страной Шем, которую впоследствии стали называть Ханаан.

Таков был результат Первой Войны Пирамид, и именно с этой точки зрения следует рассматривать библейские тексты. Здесь же коренятся причины Второй Войны Пирамид.

После Великого потопа требовалось построить не только новый космопорт и навигационные объекты, но и новый центр управления миссией, который должен был заменить тот, что раньше существовал в Ниппуре. В книге «Лестница в небо» мы показали, что условие равноудалённое™ этого центра от других космических объектов обуславливает его размещение на горе Мория («Гора направления») – там, где впоследствии возникнет город Иерусалим.

И месопотамские, и библейские тексты утверждают, что это место было расположено в земле Шем – то есть во владениях клана Энлиля. Однако в конечном итоге его незаконно оккупировали отпрыски Энки, хамитские боги, а также потомки Ханаана.

В Ветхом Завете территория, на которой возник город Иерусалим, называется Ханааном – по имени четвёртого, самого младшего сына Хама. В Священном Писании также сказано, что Ханаан был проклят, а его потомки должны были стать рабами потомков Сима. Этому наказанию даётся довольно странное объяснение – Хам случайно увидел своего отца Ноя обнажённым, а проклятие наложено на Ханаана: «проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих… благословен Господь Бог Симов; Ханаан же будет рабом ему».

Книга Бытия оставляет многие аспекты этой истории без объяснения. Почему Господь проклял Ханаана, если согрешил его отец? Почему в качестве наказания была выбрана такая странная мера: стать рабом Сима и бога Сима? И какую роль в этом преступлении и наказании играли боги? Дополнительные сведения, содержащиеся в апокрифической «Книге Юбилеев», позволяют понять, что истинной причиной наказания послужил совсем другой проступок – незаконная оккупация земель Сима.

После того как человечество рассеялось по всей земле, рассказывает «Книга Юбилеев», и каждому клану досталась определённая территория, «Хам с своими сыновьями ушёл в страну, которая стала его собственностью и которая досталась ему при разделе, в страну юга». Но затем, во время путешествия в доставшуюся ему Африку, «Ханаан увидел страну Либаноса, до ручья Египетского, что она очень хороша, и пошёл не в страну своего наследия, на запад от моря, но жил в стране Либанос, на востоке и на западе от сынов народа Либаноса и вдоль моря».

Отец и братья пытались объяснить Ханаану незаконность его поступка: «И отец его Хам, и Куш, и Мицраим, его братья, сказали ему: „Ты поселился в стране, которая не принадлежит тебе и которая по жребию не досталась нам. Ты не должен так делать. Ибо если ты сделаешь так, то погибнешь, так же как и твои сыновья, в стране, как подвергшийся проклятию, силой оружия; ибо вы силой оружия поселились, и силой оружия падут твои сыновья, и ты будешь истреблён вовек. Не живи в месте обитания Сима, ибо оно досталось по жребию Симу и его детям“.

Если Хам незаконно займёт земли, предназначенные Симу, говорили они: «Проклят ты и проклят будешь пред всеми сыновьями Ноя проклятием, которым мы обязались в клятве пред святым Судиею и пред нашим отцом Ноем».

«Но он не послушал их и жил в стране Либанос, от Гама‑фа до начала Египта, он и его сыновья до нынешнего дня. И посему та страна была названа Ханаан».

В основе и библейской, и апокрифической истории о незаконном захвате территории потомками Хама должна лежать похожая история о египетском боге. Следует, однако, помнить, что в те времена земли распределялись не между людьми, а между богами. Люди могли лишь селиться на территории, отданной их богу, а чужую землю они занимали только в том случае, если их бог расширял свои владения – в результате договора или силой. Незаконный захват территории между космопортом на Синайском полуострове и посадочной площадкой в Баальбеке потомками Хама мог иметь место только при условии, что эту область захватил потомок хамитских богов, молодой египетский бог.

А это было прямым результатом Первой Войны Пирамид.

Вторжение Сета в Ханаан означает, что все связанные с космосом объекты – Гиза, Синайский полуостров, Иерусалим – перешли под контроль богов из клана Энки. С таким поворотом событий потомки Энлиля никак не могли согласиться. Поэтому вскоре – по нашим расчётам, прошло около 300 лет – они начали войну, чтобы изгнать оккупантов из жизненно важных космических объектов. Эта Вторая Война Пирамид описывается в нескольких древних текстах, дошедших до нас как в оригинальном шумерском варианте, так и в аккадской и ассирийской версиях. Учёные назвали собрание этих текстов «Мифы Кура», то есть «мифы горной страны». И действительно, в них в поэтической форме излагаются хроники войны за контроль над горными пиками, имевшими отношение к космическим полётам – горой Мо‑рия, пиком Хурсаг (гора Св. Екатерины) на Синайском полуострове и рукотворной горой Экур (Великая пирамида) в Египте.

Древние тексты не оставляют сомнений в том, что войсками клана Энлиля командовал Нинурта, «первейший воин Энлиля», и что первые сражения проходили на Синайском полуострове. Здесь боги хамитов потерпели поражение и отступили, чтобы продолжить воину в горных районах Африки. Нинурта ответил на вызов и во второй фазе войны – её отличали жестокие битвы – перенёс боевые действия на территорию врага. Заключительные сражения проходили в районе Великой пирамиды, последнего бастиона врагов Ни‑нурты, считавшегося неприступным. Здесь в осаде сидели боги хамитов, пока у них не иссякли запасы воды и пищи.

Эта война, которую мы назвали Второй Войной Пирамид, подробно описана в шумерских источниках – и в текстах, и в рисунках.

Гимны Нинурте содержат бесчисленные описания его героических подвигов во время этой войны. Так, например, большая часть аккадской поэмы «Созданный по подобию Ана» посвящена сражению и окончательной победе над врагом. Однако самая главная и самая подробная хроника войны представлена в эпосе «Лугаль‑э Уд Мелам‑би», который лучше всего собран и отредактирован в книге Сэмюэла Геллера «Altorientalische Texte und Untersuchungen». Как и у всех месопотамских текстов, название этой поэмы совпадает с её первой строчкой:

Владыка в сиянье великом!

Нинурта, вождь, кто в могучей силе

Один проносится над горами,

Потоп ревущий, неустающий,

Кто низвергается на вражьи страны.

Герой, кто отдаётся битве,

Повелитель, кто, крепкой рукой зажав булаву боевую,

Дробит, подобно зерну, затылки людей непокорных.

Нинурта, царь, сын отца, радующегося сыновней силе,

Воитель, кто, южному вихрю подобный,

Обволакивает горы!

Нинурта, тиара твоя – радуга,

Взор твой молниями блещет!

Восхваляя Нинурту, его подвиги и его смертельно разящее оружие, поэма описывает также место конфликта (горная страна) и его главного врага – «Великого Змея», предводителя египетских богов. В шумерской поэме враг несколько раз называется именем Асаг и один раз Ашар – это известные эпитеты Мардука. Таким образом, лидерами противоборствующих сторон во Второй Войне Пирамид были Нинурта и Мардук, наследники Энлиля и Энки.

Вторая табличка (из тринадцати, на которых записан длинный текст поэмы) описывает первое сражение. Поднятая рука Нинурты управляла как божественным оружием, так и новым воздушным судном, которое он построил себе после того, как старое погибло в катастрофе. Летательный аппарат назывался ИМ.ДУ.ГУД, что обычно переводится как «Божественная Птица Вихрь», но в буквальном смысле означает «то, что летит, как героический вихрь». Из многочисленных шумерских текстов нам известно, что размах её крыльев составлял около семидесяти пяти футов.

На древних рисунках летательный аппарат Нинурты изображается в виде механической «птицы», два крыла которой имеют поперечные лонжероны (рис. 47а), а в корпусе виден ряд круглых отверстий – возможно, это воздухозаборники реактивных двигателей. Это воздушное судно, построенное несколько тысячелетий назад, удивительно похоже не только на первые бипланы современной эры воздухоплавания, но и на летательный аппарат с рисунка Леонардо да Винчи, который в 1497 году сделал чертёж летающей машины, приводимой в движение мускульной силой человека (рис. 476).

ИМ.ДУ.ГУД стал основой для символа Энки – могучей птицы с головой льва, стоящей на двух львах (рис. 48) или двух быках. Именно на этой искусственной птице, которая «в войну разрушала царственные обители», Нинурта парил в небе во время Второй Войны Пирамид. Он поднимался так высоко, что соратники теряли его из виду. Затем его Крылатая Птица пикировала на укреплённые города. Приближаясь к земле, она разрушала «вершины вражеских твердынь».

Выбитый из своих крепостей, враг начал отступать. Нинурта атаковал с фронта, а Адад совершал рейды по тылам противника, уничтожая запасы продовольствия: «В Абзу Адад всю рыбу сплавил… рассеял он стада». Враг продолжал отходить в горную местность, и тогда два бога, «как стремительный поток, опустошили горы».

Это была первая битва, в которой участвовали смертные люди. 15 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

Это была первая битва, в которой участвовали смертные люди. 15 страница - №2 - открытая онлайн библиотека

Рис. 47

Сражения становились все яростнее и продолжительнее, и лидеры враждующих кланов обратились за помощью к другим богам. «Мой господин, почему на битву, что разгорается все жарче, не идёшь ты?» – спрашивали они бога, имя которого не сохранилось на повреждённой табличке. С таким же вопросом они обратились и к Иштар: «В лязге оружия, в делах героев Иштар не оставалась позади». Увидев её, оба бога закричали: «Спеши сюда немедля! На землю твёрдо ногой ступи! В горах мы ждём тебя!»

«Оружье, что сияет ярко, богиня поднимает… рог (чтоб управлять им) изготовила она». Иштар обрушилась на врага, и об этой битве, когда «небеса все цвета рыжей шерсти были», будут помнить «до далёких дней». Вспыхнувший луч «разорвал (врага) на части, заставил за сердце схватиться».

Таблички V‑VIII, где записано продолжение легенды, сильно повреждены, и поэтому прочесть их практически невозможно. Сохранившиеся фрагменты строф позволяют предположить, что после мощного натиска с участием Иштар во вражеской земле поднялся скорбный плач. «Страх перед Сиянием Нинурты объял всю землю», и людям пришлось вместо пшеницы и ячменя «молоть в муку» простую траву.

Это была первая битва, в которой участвовали смертные люди. 15 страница - №3 - открытая онлайн библиотека

Рис. 48

Под этим мощным натиском противник продолжал отступать на юг. Особенно ожесточёнными стали сражения, когда Нинурта повёл богов из клана Энлиля в атаку в самое сердце африканских владений Нергала и его город‑храм Меслам. Нападавшие применяли тактику выжженной земли, а вода в реках была красной от крови ни в чём не повинных жителей Абзу – мужчин, женщин и детей.

Строфы с описанием ужасов войны оказались повреждёнными на основных табличках с текстом поэмы, но некоторые подробности можно узнать из текстов других разбитых табличек, в которых рассказывается о «разорении земли» Нинуртой, из‑за чего впоследствии он получил титул «Победитель Меслама». В этих сражениях наступавшие применяли химическое оружие. Нинурта сбрасывал на город отравляющие снаряды, которые «он метал туда; яд сам уничтожил город».

Население, выжившее после бомбардировки города, укрылось в горах. Но Нинурта «Оружием, что поражает» уничтожил прятавшихся в горах людей. При этом тоже применялось химическое оружие:

Оружье, что на части разрывает, лишает чувств; зуд обдирает кожу.

По всей земле он протянул Оружие, что разрывает;

каналы он наполнил кровью во вражеской земле;

её собаки лижут вместо молока.

Потрясённый безжалостным уничтожением людей, Асаг призвал своих сторонников не оказывать сопротивления: «Восставший Враг воззвал к жене своей и чаду; на господина Нинурту руки он не поднял. Оружье Кура землёй покрыто» (т. е. спрятано); «Асаг его не поднимает».

Не встречая отпора, Нинурта решил, что победа близка. В тексте, опубликованном Ф. Хрозни («Mythen von dem Gotte Ninib»), рассказывается, что после того, как Нинурта убил своих врагов, захвативших землю Хурсаг (Синайский полуостров), он, «подобно Птице», продолжил атаки на противника, «за стенами укрывшегося» в Куре, а потом окончательно разгромил его в горах. Из его уст вырвалась победная песнь:

Моё ужасное Сиянье, могучее, словно Ану,

Против него кто восстанет?

Я господин высоких гор, гор, что к горизонту

вздымают свои вершины.

В горах я хозяин.

Но торжествовать победу было рано. Уклоняясь от боя с противником, Асаг сумел избежать разгрома. Вражеская столица была разрушена, но сам враг уцелел. В тексте «Лу‑галь‑э» положение оценивается достаточно реалистично: «Скорпиона Кура Нинурта не изжил». Боги из враждебного лагеря отступили и укрылись в Великой пирамиде, вокруг которой «Мудрый Мастер» – Энки? Тот? – возвёл защитную стену, «через которую Сияние не проходит», то есть заслон, через который не могли проникнуть смертоносные лучи.

Наши знания о последней и самой драматической фазе Второй Войны Пирамид дополняются текстами «противной стороны». Гимны в честь своего предводителя слагали не только сторонники Нинурты, но и те, кто сражался на стороне Нергала. Некоторые из этих гимнов, найденных археологами, были собраны в работе Дж. Болленрушера «Gebete und Numnen an Nergal».

Восхваляя подвиги Нергала в этой войне, тексты рассказывают, что, когда другие боги оказались окружёнными в комплексе Гизы, Нергал – «Величественный Дракон, Возлюбленный Экуром» – «в ночи прокрался» и с помощью грозного оружия и своих воинов прорвал окружение, пробившись к Великой пирамиде (Экуру). Он вошёл внутрь через «запертые двери, сами собой открывающиеся». Его приветствовал хор восторженных голосов:

Божественный Нергал, владыка,

что в ночи прокрался, на битву он пришёл!

Он плетью щёлкает, оружьем потрясает…

Тот, кому рады, чья мощь огромна;

как сон, он на пороге появился.

Божественный Нергал, Тот, Кому Рады:

с врагами Экура в бой вступи,

и укроти Неистового из Ниппура!

Но надеждам осаждённых богов не суждено было сбыться. Ещё один текст, восстановленный Джорджем А. Барто‑ном по фрагментам глиняного цилиндра, который был найден на развалинах храма Энлиля в Ниппуре, позволяет узнать дополнительные подробности о заключительной фазе войны.

Нергал, присоединившийся к защитникам Великой пирамиды («Неприступного Дома, который вздымается вверх, как гора»), укрепил оборону с помощью испускавших лучи кристаллов (минеральных «камней»), размещённых внутри пирамиды:

Водным камнем, Вершинным Камнем…

господин Нергал силы укрепил.

Для защиты он дверь…

В небо он Глаз его поднял,

глубоко в землю проник тот, что дарует жизнь…

в Доме он кормил их едой.

Нинурта, столкнувшись с новым оборонительным оружием противника, изменил тактику. Он поручил Уту/Ша‑машу лишить защитников пирамиды воды, перекрыв «водный поток», протекавший у её подножия. В этом месте текст сильно повреждён, но эта тактика, по всей видимости, принесла успех.

Запертые в своей последней крепости, отрезанные от воды и пищи, осаждённые боги из последних сил отражали атаки врага. До сих пор, несмотря на жестокость сражений, ни один из главных богов не пострадал. Но теперь, когда один из молодых богов – скорее всего, это был Гор – попытался выскользнуть из Великой пирамиды, замаскировавшись под барана, он был поражён Сияющим Оружием Ни‑нурты и лишился зрения. Тогда Древний Бог воззвал к Нин‑хурсаг, славившейся своим искусством врачевания, чтобы она помогла спасти жизнь молодого бога.

В то время Убивающее Сияние явилось;

основанье Дома стояло прочно.

И к Нинхурсаг тот крик был обрашен:

«…оружие …мой сын

смертью поражён…»

В других шумерских текстах этот молодой бог называется «отпрыском, не знавшим отца», что соответствует эпитету Гора, который родился после смерти отца. В египетском предании «Легенда о баране» рассказывается о том, как один из богов «дунул огнём» в Гора, повредив ему глаза.

Нинхурсаг, вняв «крику», решила вмешаться и остановить эту войну.

Десятая табличка текста «Лугаль‑э» начинается словами Нинхурсаг, обращёнными к главнокомандующему Энлиля, своему сыну Нинурте, «сыну Энлиля… Законному Наследнику, рождённому сестрой‑женой». В пространной речи она объявляет о своём решении отправиться во вражеский стан и положить конец насилию:

К Дому, где начинается Шнуром Измеренье,

туда, где Асар глаза поднимает к Ану, я пойду.

Шнур я обрежу для блага непримиримых богов.

Она направлялась в «Дом, где начинается

Шнур Измеренья», то есть в Великую пирамиду!

Поначалу Нинурта был удивлён её намерением «одной войти в стан врага», но поняв, что отговорить мать не удастся, он снабдил её «одеянием, которое делает бесстрашным» (защищает от смертоносных лучей?). Приблизившись к пирамиде, Нинхурсаг обратилась к Энки: «Она кричала ему… она звала его». Из‑за повреждения таблички до нас не дошли подробности их разговора, но в конечном итоге Энки согласился сдать пирамиду Нинхурсаг:


Прочитайте также: