Это была первая битва, в которой участвовали смертные люди. 1 страница

Содержанием одного из самых длинных и хорошо сохранившихся, а также наиболее драматичных по своему содержанию свитков является предстоящая война, нечто вроде Последней Битвы. Озаглавленный учёными «Война сынов Света против сынов Тьмы», этот текст описывает разрастающийся конфликт, когда локальные войны между Иудеей и соседними государствами постепенно переросли в войну мирового масштаба, охватившую весь Древний мир: «Первое приложение рук сынов Света при начале (действий) против жребия сынов Тьмы, против войска Велиала: против полчища Эдома и Моава и сынов Аммона, и во[йска?] Филистеи, и против полчищ киттиев Ашшура, и (кто) с ними в помощь бесчестящим Завет». А после этих битв «(И придёт царь) киттиев против Египта, а по окончании сего выйдет в великой ярости сразиться с царями Севера…»

В этой Войне Людей, предсказывается в свитке, особая роль будет отведена Богу Израиля:

А в день, когда падут киттии, – битва, сильное побоище пред Богом Израиля. Ибо этот день назначен им от века для войны, уничтожение сынов Тьмы…

Пророк Иезекииль предсказал Последнюю Битву «в последние годы», в которой будут участвовать Гог и Магог и в которой сам Господь «выбьет лук твой из левой руки твоей и выбросит стрелы твои из правой руки твоей». Но в свитках Мёртвого моря говорится и об участии в битвах многих богов, сражающихся бок о бок с простыми смертными. В день тот:

…сойдутся на великое побоище божественный сонм и общество мужей – сынов Света со жребием Тьмы, сражаясь вместе, ради могущества Божия, при великом шуме и кличе божественных (ангелов) и людей в грозный день.

Хотя крестоносцы, сарацины и другие завоеватели, вторгавшиеся на Святую землю в исторические времена, шли в бой «с именем Бога», представление о том, что сам Господь сойдёт на поле боя и что боги и люди будут сражаться вместе, кажется нереальным, и к этому в лучшем случае относились как к аллегории. Однако каким бы невероятным ни казалось это утверждение, в древности люди действительно верили, что Войны Людей не только начинаются по приказу богов, но и сами боги принимают в них активное участие.

Одной из самых романтизированных войн, когда «любовь спустила на воду тысячи кораблей», стала Троянская война между греками‑ахейцами и троянцами. Известно, что война была начата греками, чтобы заставить троянцев вернуть Прекрасную Елену её законному супругу. Однако в греческом эпосе «Киприада» эта война представлена как осуществление тщательно продуманного плана великого бога Зевса:

Были времена, когда тысячи и тысячи людей селились плотно на земле. И пожалев их, Зевс своей великой мудростью решил ослабить ношу земли. И посеял он вражду к Илиону (Трое), чтобы через смерть сократить род людской.

Гомер, греческий поэт, поведавший о событиях Троянской войны в «Илиаде», обвинял богов в разжигании и поддерживании конфликта. Посредством косвенного и прямого вмешательства, иногда невидимые, иногда в человеческом обличье, боги выступают главными актёрами в этой человеческой драме. И за всем этим стоял Зевс (Юпитер): «Все, и бессмертные боги, и коннодоспешные мужи, спали всю ночь; но Крониона сладостный сон не покоил. Он волновался заботными думами, как Ахиллеса честь отомстить и ахеян толпы истребить пред судами».

Ещё перед началом битвы бог Аполлон начинает военные действия: «…Ночи подобный, сев наконец пред судами, пернатую быструю мечет; звон поразительный издал серебряный лук стреловержца… Девять дней на воинство божие стрелы летали… Частые трупов костры непрестанно пылали по стану». Когда же воюющие стороны согласились прекратить военные действия, чтобы спор разрешился в единоборстве их предводителей, недовольный Зевс приказывает Афине: «Быстро, Афина, лети к ополченью троян и данаев; там искушай и успей, чтобы славою гордых данаев первые Трои сыны оскорбили, разрушивши клятву». Исполняя волю отца, Афина «бурно помчалась… словно звезда, какую Крони‑он Зевс посылает… яркую; вокруг из неё неисчетные сыплются искры». А позже, когда с наступлением темноты сражение приостановилось, Афина превращает ночь в день, освещая поле брани:

«Облак у них пред очами Афина рас сеяла мрачный, свыше ниспосланный: свет воссиял им, от крылось пространство все, и от чёрных судов, и от поля по гибельной битвы; Гектор открылся ужасный, и все илионян дружины».

В каждой битве боги внимательно следят за судьбами отдельных героев, иногда сталкивая их друг с другом, иногда унося с поля брани героя, которому угрожает опасность, или останавливая несущуюся без возницы колесницу. Когда же боги и богини, оказавшись в разных станах, начинают сражаться друг с другом, Зевс приказывает им не вмешиваться в войну смертных.

Но боги не могут долго оставаться в стороне, потому что многие из прославленных воинов являются сыновьями богов или богинь (от смертных женщин или мужчин). Особенно разгневался Арес, когда его сын Аскалаф был убит дротиком, брошенным одним из ахейцев. Арес объявляет другим бессмертным:

«О, не вините меня, на Олимпе живущие бо ги, если за сына я мстить иду к ополченьям ахейским, мстить, хоть и сужено мне, поражённому Зевса Перуном, с трупами вместе лежать, в потоках кровавых и прахе!»

«Всё то время, пока божества не приближались к смертным, – пишет Гомер, – бодро стояли ахеяне, гордые тем, что явился храбрый Пелид (Ахиллес), уклонявшийся долго от брани печальной». Гнев богов нарастал, а ахейцы получили подкрепление в лице полубога Ахиллеса, и поэтому Зевс меняет своё решение: «…Останусь я здесь и, воссев на вершине Олимпа, Буду себя услаждать созерцаньем. Вы же, о боги, Ныне шествуйте все к ополченьям троян и ахеян; Тем и другим поборайте, которым желаете каждый»… Так он вещал – и возжёг неизбежную брань меж богами К брани, душой несогласные, боги с небес понеслися.

Троянская война, как и сама Троя, долгое время считались лишь частью увлекательных, но вымышленных греческих легенд, которые учёные корректно называют «мифологией». Троя и связанные с ней события не принимались всерьёз даже в 1822 году, когда Чарльз Макларен выдвинул гипотезу о том, что холм под названием Гиссарлык в восточной части Турции и есть то место, где находилась гомеровская Троя.

И только в 1870 году, когда предприниматель по имени Генрих Шлиман на собственные средства начал раскопки холма и совершил удивительные открытия, учёные поверили в существование Трои.

В настоящее время считается, что Троянская война произошла в XIII веке до нашей эры. В те времена, как утверждают греческие источники, люди и боги сражались бок о бок. И таких представлений придерживались не только греки.

В те времена Малую Азию населяли в основном хетты, хотя её край со стороны Европы и Эгейское море были усеяны греческими поселениями. Знакомые учёным лишь по упоминаниям в Библии, а потом и в египетских надписях, хетты и их государство – Хатти – обрели реальные черты тоже после того, как археологи начали раскопки их древних городов.

Расшифровка хеттской письменности и языка, принадлежавшего к индоевропейской семье, позволила проследить корни этого народа вплоть до второго тысячелетия до нашей эры. В это время из Кавказского региона началась миграция арийских племён – часть их переселилась на юго‑восток, в Индию, а часть – на юго‑запад, в Малую Азию. Наивысший расцвет Хеттского царства приходится приблизительно на 1750 год до нашей эры, а пятьсот лет спустя начался его упадок. Именно тогда хеттов стали беспокоить набеги враждебных племён со стороны Эгейского моря. Хетты называли завоевателей народом Ахиявы, и большинство учёных склоняются к мнению, что они и были тем самым народом, который Гомер называл ахеянами – то есть ахейцами, чьё нападение на западную оконечность Малой Азии было увековечено в «Илиаде».

На протяжении нескольких столетий, предшествовавших началу Троянской войны, хетты значительно расширили границы своей империи, заявляя, что на то была воля их верховного божества Тешуба (Громовержца). В древние времена его называли «Богом Грома, чья мощь убивает», и некоторые хеттские цари утверждали, что бог лично принимал участие в битвах: «Могучий Бог Бури, мой повелитель (писал царь Муршили) явил свою божественную силу и ударил молнией» во врага и тем самым помог победить его. На поле боя хеттам помогала и богиня Иштар, которую называли «повелительницей войн». Именно её «божественной силе» приписывали многие победы, когда она сама «сходила (с небес) покарать врагов».

Границы хеттского влияния, о чём неоднократно свидетельствуют тексты Ветхого Завета, протянулись к югу до самого Ханаана, но на этих землях хетты проживали как мирные поселенцы, а не как захватчики. Они, в отличие от египтян, рассматривали Ханаан как нейтральную зону, не предъявляя на неё никаких прав. Фараоны же всячески стремились расширить свои северные владения за счёт Ханаана и Страны Кедров (Ливана); им это удалось в 1470 году до нашей эры, когда они разбили коалицию ханаанских царей при Мегиддо.

Ветхий Завет и надписи, оставленные врагами хеттов, рисуют хеттов опытными воинами, усовершенствовавшими применение боевых колесниц на Ближнем Востоке древности. Однако по свидетельству самих хеттов они шли в бой только тогда, когда боги давали возможность врагу сдаться, чтобы предотвратить кровопролитие, а если хетты одерживали победу, то довольствовались выкупом и пленными – они не грабили города и не убивали их жителей.

Но фараон Тутмос III, выигравший сражение при Мегиддо, гордо заявлял: «Потом я пошёл на север, грабя города и уничтожая вражеские станы». О поверженном царе фараон писал: «Я опустошил его города, сжёг его станы, насыпал на месте их курганы; они не пригодны для жизни. Всех людей я взял в плен, я сделал их узниками; я увёл их скот и забрал все их добро. Я истребил всю жизнь; я выкосил их хлеб и вырубил их рощи и все красивые деревья. Я уничтожил эту землю». Всё это он совершил, писал фараон, по воле Амона‑Ра, его бога.

Это была первая битва, в которой участвовали смертные люди. 1 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

Рис. 1

Египтяне даже хвастались своей жестокостью к поверженным врагам. Фараон Пепи I, к примеру, увековечил память о своей победе над азиатскими «жителями пустыни» в поэтическом сочинении, прославляющем войско, которое «разорило землю жителей пустыни… вырубило фиговые деревья и виноградники… сожгло все поселения, людей умертвило многие тысячи». Памятные надписи сопровождались красочными батальными сценами (рис. 1).

Следуя этой жестокой традиции, фараон Пи‑Анхи, пославший войска Верхнего Египта против мятежного Нижнего Египта, был разгневан предложением своих полководцев пощадить оставшихся в живых врагов. Поклявшись «не оставлять камня на камне», фараон объявил, что он сам отправится в покорённый город «разрушить то, что от него осталось». За это, уверял он, «отец мой Амон похвалит меня».

Богу Амону, по велению которого египтяне совершали свои зверства, противостоял Бог Израиля. По словам пророка Иеремии, «так говорил Господь, Бог Израильский: „Я накажу Амона, бога Фив, и тех, кто верует в него, и нашлю кару на Египет и богов его, на фараонов и царей“. Согласно Библии, эта вражда длилась давно: почти тысячелетием раньше, во времена Исхода, Иегова, Бог Израиля, навлёк на Египет бедствия, чтобы не только смягчить сердце египетского правителя, но и „вершить казнь над всеми богами Египетскими“.

Чудесное избавление израильтян из египетского плена и их путешествие в Землю обетованную, как утверждает Библия, стало возможным благодаря прямому вмешательству Иеговы:

И двинулись сыны Израилевы из Сокхофа, и расположились станом в Ефаме, в конце пустыни.

Господь же шёл пред ними днём в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им…

Далее следует описание битвы у моря, о которой фараон предпочёл умолчать; об этих событиях мы узнаем из Книги Исхода:

И обратилось сердце фараона и рабов его против народа сего…

И погнались за ними Египтяне…

И настигли их расположившихся у моря. …

И гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь, и сделал море сушею; и расступились воды.

И пошли сыны Израилевы среди моря по суше…

На рассвете, когда египтяне поняли, что произошло, фараон отправил в погоню за израильтянами колесницы. Но:

…В утреннюю стражу воззрел Господь на стан Египтян

из столпа огненного и облачного, и привёл в замешательство стан Египтян.

И отнял колеса у колесниц их, так что они влекли их с трудом.

И сказали Египтяне: побежим от Израильтян,

потому что Господь поборает за них против Египтян.

Но египетский правитель, преследовавший израильтян, приказал колесницам не прекращать преследования. Египетское войско ждал печальный конец:

И вода возвратилась, и покрыла колесницы и всадников

всего войска фараонова, вошедших за ними в море;

не осталось ни одного их них…

И увидели Израильтяне руку великую,

которую явил Господь над Египтянами.

Строки библейского повествования почти полностью совпадают с рассказом жившего позже фараона Рамсеса II, который описывал чудесное явление Амона‑Ра, вставшего на его зашиту в решающей битве с хеттами в 1286 году до нашей эры.

В этом сражении у крепости Кадет в Ливане четыре отряда фараона Рамсеса II выступили против войска, собранного со всей империи хеттским царём Муаталли. Оно завершилось отступлением египтян, стремившихся на север, в земли Сирии и Месопотамии. Но большие потери в битве ослабили и хеттское войско.

Хетты могли одержать и более убедительную победу, поскольку едва не пленили самого фараона. Учёными были найдены лишь незначительные фрагменты хеттских записей об этом событии; однако Рамсес по возвращении в Египет счёл нужным подробно описать своё чудесное спасение.

Это была первая битва, в которой участвовали смертные люди. 1 страница - №2 - открытая онлайн библиотека

Рис. 2

Надписи на стенах храма, сопровождавшиеся подробными рисунками (рис. 2), рассказывают о том, как египетские армии подступили к Кадету и, расположившись лагерем под южными стенами крепости, начали готовиться к битве. К их удивлению, хетты не ринулись на врага. Тогда Рамсес приказал двум отрядам подойти к крепости. И тут словно из‑под земли появились хеттские колесницы, атаковав наступающие отряды с тыла и посеяв панику в двух других египетских отрядах, которые остались в лагере.

Когда египтяне в панике побежали с поля боя, Рамсес вдруг понял, что «Его царственная особа осталась одна, без охраны»; когда «царь посмотрел назад, он увидел, что его окружили колесницы числом около 2500» – не колесницы египтян, а колесницы хеттов. Брошенный своими военачальниками, пешими воинами и возничими, Рамсес воззвал своему богу, напомнив ему, что оказался в смертельной опасности только потому, что следовал его приказам:

И царь сказал:

«Что теперь, отец мой Амон?

Неужели отец забыл своего сына?

Делал ли я что против согласия твоего?

Что я делал и что я не делал, разве на то не было воли твоей?»

Обратившись к египетскому богу и напомнив, что враг верует в других богов, Рамсес вопрошал: «Что эти азиаты пред тобой, о Амон? Эти несчастные, что не ведают о тебе, о боже?»

Рамсес умолял своего бога Амона послать ему спасение, ибо могущество его было больше, чем сила «тысяч пеших, сотен тысяч конников», и случилось чудо: бог явился на поле битвы!

Амон услышал, что я взываю к нему.

Он протянул мне свою руку, и я возрадовался.

Он встал подле меня и позвал:

«Вперёд! Вперёд! Рамсес, возлюбленный Амоном, я с тобой!»

Повинуясь приказу бога, Рамсес ринулся в гущу врагов. По божьей воле хетты вдруг сделались слабыми: «руки их опустились, они не могли поднять ни лука, ни копья». И они стали говорить друг другу: «Это не смертный промеж нас; это могучий бог; человек не может того, бог направляет десницу его». Не встречая сопротивления, рубя врагов направо и налево, Рамсес спасся с поля боя.

После смерти Муаталли Египет и Хеттское царство заключили мир, и правящий фараон взял в жёны хеттскую царевну. Мир был необходим не только хеттам, но и египтянам, которым угрожало нападение «народов моря» – захватчиков с Крита и других греческих островов. Они обосновались на средиземноморском побережье Ханаана, и Библия называет их филистимлянами. Однако их атаки на сам Египет неизменно отражались войсками фараона Рамсеса III, который увековечил сцены этих сражений на стенах храма (рис. 3). Он приписывал свои победы строгому следованию «замыслам повелителя, моего царственного божественного отца, господина всех богов». Именно богу Амон‑Ра, утверждал Рамсес, он был обязан всеми своими победами: «Амон‑Ра, кто был против них, истребил их».

Это была первая битва, в которой участвовали смертные люди. 1 страница - №3 - открытая онлайн библиотека

Рис. 3

Кровавый след войн между людьми, которые развязывались по воле богов, приводит нас в Месопотамию – Землю Между Двух Рек (Евфратом и Тигром) – библейскую землю Сеннаар. Именно там, как утверждается в 11 главе Книги Бытия, появились первые города с домами из кирпича и башнями, поднимающимися до небес. Именно там было положено начало письменной истории человечества; именно там с первых поселений древних богов началась предыстория человечества.

Все это события далёкого прошлого, и со временем мы обратимся и к ним. Однако сейчас из Египта времён Рамсеса II перенесёмся на тысячу лет назад. В те времена в далёкой Месопотамии царём стал честолюбивый юноша. Современники называли его Шарру‑Кин – Справедливый правитель, а авторы современных учебников называют его Саргоном I. Он построил новую столицу, дав ей имя Агаде, и основал царство Аккад. Аккадский язык с клинообразной письменностью (клинописью) был прародителем всех семитских языков, в том числе иврита и арабского, на которых говорят до сих пор.


Прочитайте также: