ШАЙЛЕР ВАН АЛЕН И ВРАТА ОБЕТОВАНИЯ 8 страница

- Слушай, нам надо поговорить насчет вчерашнего заседания конспираторов.

- А! Я видел этот ролик в Сети. Похоже, Джозефина Мара снова принялась за свои фокусы. Какой-то новый фильм - «Взасос», или как-то так, - отозвался Оливер, нарисовав в воздухе кавычки, дабы выразить свое отношение.

-Да, так мы и хотим, чтобы все думали. Но ролик подлинный.

Оливер остановился и уставился на Мими.

- Погоди минуту. В каком смысле - подлинный? Что это...

- Случилась первая настоящая утечка информации за сотню лет. Там заснята Виктория Тейлор. Ролик сняли в квартире Джейми Кипа. Он собирал небольшую вечеринку по случаю своего восемнадцатилетия. Виктория пропала в тот самый вечер, и больше ее никто не видел. У нас осталось пять дней на поиски, пока ее не сожгли заживо.

- Ну а от меня-то ты чего хочешь? - поинтересовался Оливер. - Разве такие дела полагается разгребать не венаторам?

- Тот, кто это сделал, знает, как мы действуем. Нам нужно, чтобы ты поговорил с другими проводниками - выяснил, кто мог настучать, кто был на вечеринке, кто имеет зуб против нас.

Оливер покачал головой и приподнял бровь.

- А почему я должен тебе помогать?

- Ты - писец Хранилища. Ты работаешь на меня.

- Не совсем так, - отозвался Оливер, огибая Мими. В Нью-Йорке стоял ноябрь, и воздух был холоден. - Я работаю на Хранилище, каковое находится под юрисдикцией Ренфилда. Для того чтобы я стал работать на канцелярию регента, тебе придется сперва оформить у него мой перевод по службе. Могу гарантировать, что у тебя уйдет на это добрых три месяца. Ренфилд очень строго следит за тем, что касается правил и процедуры. Он не любит, чтобы вы, вампиры, помыкали им.

Мими скрипнула зубами. Оливер был прав. Этот старый болван и не подумает просто перевести Оливера к ней - он устроит бюрократическую тягомотину по полной программе.

- Ну ладно! Ты поможешь мне потому, что девушка в беде, а я знаю, что ты хороший парень и не допустишь смерти вампира.

- Вампиры не умирают, - возразил Оливер. - Они возрождаются, чтобы снова пить кровь. Ты что, не знаешь собственную историю?

- У тех, кто это сделал, есть черный огонь. Он сжигает кровь, - надавила Мими. - Это тебе ничего не говорит?

- А почему это должно меня волновать? - огрызнулся Оливер. - Это не моя проблема. Извини, но нет. Отправляй Ренфилду запрос о переводе. Встретимся через три месяца.

Мими слегка опешила. В Хранилище явно переоценили преданность Оливера сообществу. Она никак не могла понять, отчего он держится столь враждебно. Что это - простое раздражение, личная нелюбовь к ней или затянувшаяся обида на то, что Шайлер его бросила? Но Мими осознала, что ее не волнует причина. Оливер был бессмысленно упрям. Дело касалось не только их двоих и их личной вражды. На кону стояла бессмертная жизнь.

- Боже милостивый, Перри! Ты вообще думаешь, что говоришь?! - взорвалась Мими.

Ее вспышка привлекла внимание присутствующих во дворе, и несколько учеников повернулись в их сторону. Мими сердито зыркнула на любопытных. Ей хотелось топнуть ногой, но она удержала эмоции в узде. Она была достаточно сильна, чтобы ввести в битву воинство ангелов - неужто она не сможет заставить одного красно-кровного дурня понять ее точку зрения? Мими решила использовать непривычный для нее способ.

- Послушай, я понимаю, в чем дело. Я понимаю... просто тебе, как и мне, больно.

Вот. Она призналась в этом.

Оливер оставался все так же мрачен, но Мими поднажала.

- Я просто подумала... ну, может быть, если ты займешься этим делом, твоя боль немного утихнет. Если тебе будет на что отвлечься. - Она раздраженно пригладила волосы. - Мне это помогло, так что, может, и тебе поможет. Хотя бы немного.

Оливер повертел в руках куртку и вздохнул.

- Знаешь, если бы ты хоть иногда просила, вместо того чтобы требовать, как обычно делаешь, это пошло бы на пользу.

- Ты что имеешь в виду? - сощурившись, поинтересовалась Мими.

- Да то, что ты могла бы просить по-хорошему. Не угрожать и не командовать, как какой-нибудь диктатор из страны третьего мира. Тебе не хватает только красной фуражки, эполет и очков-консервов, - произнес Оливер, взмахнув рукой. - А так - в точности белокурый Иди Амин[4].

- А это кто такой? А, неважно. Ты имеешь в виду что-то вроде: «Оливер, не будешь ли ты так добр помочь мне отыскать предателя?»

- Именно.

Теперь настала очередь Мими закатывать глаза

- Прекрасно. Оливер, не будешь ли ты так добр помочь мне отыскать предателя?

Она чувствовала себя трехлетним ребенком, которого родители ругают за невоспитанность.

Оливер улыбнулся.

- Неужто это было настолько трудно, Мими? Не отвечай. Я знаю, что трудно. Но конечно же, я с радостью помогу тебе, раз ты просишь. Что еще мне остается?

ГЛАВА 18

ОБЫЧНЫЕ ПОДОЗРЕВАЕМЫЕ

Как правило, Мими не особенно любила общество парней Красной крови, если только они не были вкусными. Ей понадобилось довольно много фамильяров, чтобы выдержать эту напряженную неделю. Но если она не запускала клыки в шею какого-нибудь человека и не потребляла его кровь, люди ее совершенно не интересовали. И потому Мими сама была удивлена, обнаружив, что не питает к Оливеру отвращения, как можно было бы подумать, и что работа с ним вовсе не была пыткой, как она предполагала. У них осталось четыре дня до появления молодой луны, и Мими испытала немалое облегчение, убедившись, что Оливер действительно был дотошным и понятливым исследователем, как о нем и говорили. К следующему утру он уже собрал всех проводников, присутствовавших на вечеринке у Джейми Кипа.

Поскольку очень немногие семейства Голубой крови все еще придерживались этого обычая, в городе было всего четыре проводника, которые могли присутствовать на вечеринке, не возбуждая подозрения других гостей, и провернуть тот трюк. Оливер приводил каждого из подозреваемых в небольшую комнатку в Хранилище, которую венаторы использовали для допросов, а Мими тем временем наблюдала за ними из-за двустороннего стекла.

Джемма Андерсон уселась напротив Оливера. Джемма была внучатой племянницей Кристофера Андерсона и проводником Стеллы ван Ренсле.

- Что стряслось? - спросила она у Оливера. - Стелла сказала, что ты хочешь как можно быстрее встретиться со мной. Я что-то сделала не так? Это из-за них с Кори? Я ей говорила, что такими темпами она его выпьет досуха, если не притормозит. Но Стелла - просто проглот какой-то. Она ничему не учится.

Такое непочтительное отношение к вышестоящим шокировало Мими. Так вот что проводники говорят о них за глаза? Что Голубая кровь - всего лишь компания кровопийц? Фу, как грубо!

- Нет, Кори тут ни при чем, - отозвался Оливер. - Хотя, если Стеллу поймают за нарушением сорокавосьмичасового периода на восстановление, Комитет сделает ей выговор. Они сейчас не следят за соблюдением этого правила, поскольку у них есть более серьезные поводы для беспокойства, чем вопросы заботы о фамильярах. Я тебя звал из-за дел конспираторов.

Он вызвал на экран своего ноутбука пресловутый ролик и продемонстрирован его девушке.

- Ну да, я это видела, и чего? Какой-то вампир-тупица решил покрасоваться в Интернете. Это было предрешено в тот момент, когда придумали You Tube. Аплодисменты тому, кто заметал следы. Все мои знакомые уже мечтают посмотреть «Взасос». Поглядеть на сожжение вампира, зашибись! Страшилка для малышни.

Джемма скрестила ноги и нетерпеливо повела лодыжками.

Оливер пожал плечами, словно желая сказать, что это в любом случае не имеет особого значения.

- Я верно понимаю, что ты была у Джейми в тот вечер, когда это отсняли?

Вот теперь он завладел вниманием Джеммы.

- Так это с вечеринки у Джейми?! - Девушка снова взглянула на экран. - Боже мой, а ведь правда! Да, мы там были.

- Ты не заметила ничего необычного? - поинтересовался Оливер. - Кого-нибудь с видеокамерой? Они сейчас бывают совсем крохотные.

Джемма нахмурилась и покачала головой.

- Да нет как-то. Все было как обычно. Вампирские шалости. Оргазмы и выпивка.

- Когда ты тем вечером в последний раз видела Викторию?

Джемма помолчала.

- Пожалуй, я видела, когда они с Эваном вышли в заднюю комнату. Чтобы уединиться - ну, ты понимаешь. А потом я видела, как она болталась вместе с Брюсом и Фрогги у бочонка. Нам со Стеллой пришлось уйти, чтобы попасть в другое место: она хотела встретиться с Кори на какой-то вечеринке в Риверхеде. Погоди! А что, с Вик что-то случилось? Я не видела ее в школе на этой неделе.

Оливер заколебался.

- Да, произошел инцидент. Она вернулась домой в пять утра, пьяная от крови. Ее родители решили, что им не нравится компания, в которой она вращается в Дачезне, и перевели ее в Ле Рози - ее мать сама там училась.

Такова была история, состряпанная Советом, и Мими на своем наблюдательном пункте за стеклом надеялась, что друзья Виктории купятся на нее.

- Что, правда? Они настолько взбеленились? Ее родители всегда казались такими клевыми.

- Дело не в Виктории, - заявил Оливер. - Совет обеспокоен утечкой этого ролика. Хотя все сложилось благоприятно - конспираторы сумели замять дело прежде, чем люди начали что-то подозревать, они твердо намерены выяснить, чьих это рук дело. Ты же понимаешь: разоблачение - это очень серьезно.

Джемма нетерпеливо кивнула.

- Само собой!

- Могу я попросить тебя описать твои взаимоотношения со Стеллой? - спросил Оливер, берясь за ручку.

Хорошенькая девушка-проводник откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди.

- Ага, теперь ясно. Вампиры думают, что это сделали мы. Кто-то из людей-проводников. Потому ты и хотел со мной встретиться.

- Я этого не говорил.

- Нет, но я здесь, и я что-то не видела, чтобы кто-нибудь задавал Буззи, или Джейми, или любому из тех ребят кучу вопросов. Их кровь голубая, потому они вне подозрений, в то время как мы всего лишь слуги, которым доверена большая тайна. Ясно.- Джемма вздохнула.- Ну да ладно. Расскажу я тебе про наши со Стеллой взаимоотношения. Если не считать того факта, что она слишком часто берет у меня что-нибудь из нарядов поносить, мы с ней друзья. Я имею в виду... ну, ты понимаешь, что я имею в виду. Любить ее и ненавидеть - это одно и то же.

- Ты не... возмущаешься тем, что она выше тебя по положению?

Джемма фыркнула.

- Нет. А с чего бы? Стелла - избалованная вампирская принцесска, но она - моя избалованная вампирская принцесска. Моя семья работает на Bail Ренсле уже прорву лет. Стелла мне как сестра - мы с ней друг друга понимаем. Не хотелось бы вдаваться в патетику, но быть проводником - это честь. И с чего бы я стала выкидывать подобные фокусы? Снимать такой ролик? Выкладывать его в Интернет? Это просто... Нет. - Девушка смахнула слезу. - Сказать тебе честно? Я думаю, что мы храним тайны вампиров куда лучше, чем они сами. Брюс и все те парни то и дело рисуются, когда думают, что за ними никто не наблюдает. Бегут слишком быстро. Поднимают классную доску одним пальцем. Я прямо удивляюсь, что ничего такого не произошло раньше. Если бы они не пользовались стиранием памяти, словно губкой, уже весь мир все бы знал.

Следующие три беседы прошли точно так же. Все проводники демонстрировали одинаковое потрясение и негодование при самом предположении, что они способны выдать кому-то тайны вампиров; такая идея вызывала у них одинаковое раздражение. Мими не требовалось читать их мысли или пробовать их кровь, чтобы понять, что они говорят правду. Яростная верность, продемонстрированная проводниками, тронула ее. Отчего Чарльз перестал их использовать? Хотелось бы ей это знать... Когда последний проводник удалился, Мими прошла в комнату и уселась напротив Оливера.

- Итак, каков вердикт? Кто наш Иуда?

- Кто бы он ни был, но это не проводник. Их мы можем исключить из списка. Кто бы ни похитил Викторию и ни снял этот ролик, это не они, - произнес Оливер, вставая со стула. Он поднял руки вверх и потянулся.- С алиби у них все в порядке. Техники не нашли в их компьютерах ничего, и осмотр венаторов тоже показал, что все чисто.

- Да знаю. Я тоже видела доклады. - Мими вздохнула. - Они просто чертовски верны.

- А что, если мы пошли неверным путем? - произнес Оливер.

Мими приподняла бровь.

- Как так?

- Викторию похитили, и ее фамильяр тоже пропал. Венаторы считают, что Эван на такое не способен, но вдруг... - Оливер уселся обратно. - Он был первым человеком-фамильяром у Виктории, и они были вместе недолго. Насколько мне удалось выяснить, священное целование на том диване было их первой связью.

- Ты хочешь сказать, что Эвана Хоува следует внести в список подозреваемых?

- Я хочу сказать, что, поскольку у нас нет подозреваемого, Эван годится на эту роль не хуже любого прочего, - отозвался Оливер. Мими отмахнулась.

- Ты чего, серьезно?

Оливер пожал плечами.

- Я просто предположил.

- Но уж кто-кто, а ты бы должен был знать, что церемония заставляет фамильяров любить своих господ-вампиров. Ни один фамильяр никогда... никоим образом... - Мими замотала головой. - Этого не может быть никогда. Даже венаторы не стали рассматривать такой вариант. Священное целование не допустит ничего подобного. Это невозможно.

- На свете нет ничего невозможного. Да, такого никогда не происходило прежде, но это еще не значит, что подобное не может произойти в будущем. Кто знает? Возможно, силу церемонии можно каким-то образом извратить или ослабить - нам это неведомо.

- Но это чушь! Совет надо мной только посмеется, если я выскажу подобное предположение!

Но Оливер твердо стоял на своем.

- И все равно нам надо проверить эту версию.

ГЛАВА 19

ЖИЛИЩЕ ВЕНАТОРОВ

Иногда ей было больно видеть близнецов Леннокс. Их вид слишком сильно напоминал Мими о задании, на котором она была вместе с Кингсли. Она путешествовала по миру в составе его команды и держала его на расстоянии все это время, не считая того единственного контакта в Рио. А времени, проведенного вместе в Нью-Йорке, было слишком мало, и настало оно слишком поздно. Мими осознала, как она на самом деле относится к Кингсли, лишь в последний момент, а теперь его не было. Горе снова подступило к горлу, но Мими затолкала его обратно: у нее не было времени сидеть и жалеть себя.

Она была рада, что Сэм с Тэдом никогда об этом не заговаривали - для этого братья были слишком тактичны. Они попросили ее встретиться с ними в штаб-квартире венаторов, бывшем сдаваемом в аренду многоквартирном доме в дальней части Вест-Виллидж. Был вторник, до появления молодой луны оставалось три дня, и Мими начала нервничать. Венаторы делали все, что могли, но пока что ничего обнаружить не удалось. К нынешнему моменту им следовало бы иметь подозреваемого - ну или хоть какую-то ниточку. Они были Голубой кровью, хранителями тайной истории, вампирами, знающими правду о мире. Они не привыкли, чтобы им угрожали и держали их в неведении.

Мими вошла в ворота и уколола палец о замок на главной двери. Здешние обветшавшие помещения были полной противоположностью лощеному, изысканному совершенству Башни Форс. При виде пыльных перил, сломанных ступенек и облезающей краски Мими поджала губы. Венаторы перебрались сюда в девятнадцатом веке, и здание до сих пор выглядело так, словно там и пребывало. У Мими вдруг всплыло в памяти, как всех членов Комитета вызывали на допрос после исчезновения Мэгги Стэнфорд; Мими тогда была дебютанткой, только-только начала выезжать в свет.

-Сюда! - позвал чей-то веселый голос. На лестничной площадке показался Тэд и помахал Мими рукой. - Лифт сломан.

-Само собой, - буркнула Мими.

Спальни располагались на втором и третьем этажах. Поскольку венаторы много путешествовали, Комитет предоставлял им жилье. Множество комнат пустовало. Чтобы работать венатором, вампир должен был продемонстрировать выдающееся мужество, честь и верность клану на протяжении минимум пятидесяти жизней. Но даже хотя Совет снизил уровень требований, чтобы больше вампиров могли присоединиться к венаторам, их ряды все еще были слишком малочисленны.

В нынешние времена очень мало кто из Голубой крови стремился стать венатором. Корделия ван Ален говорила правду - большинство вампиров теперь вполне устраивала жизнь, лишь чуть превосходящая образ жизни сверхпривилегированной краснокровных: люди с добавкой бессмертия, чуть большим количеством денег и без особой ответственности. Странно, почему ей никак не удается выбросить из головы Корделию? Как могло получиться, что Корделия ван Ален, паникерша и сторонница теории заговора, отстраненная от деятельности Совета, являлась настоящей провидицей, в то время как отец Мими, Чарльз Форс, возглавлявший вампиров от самого начала времен, оказался столь недалеким?

Тэд провел Мими в их с братом кабинет - тесное помещение, заваленное книгами и допотопным полицейским оборудованием, которое братья собирали на протяжении многих лет: чернильными подушечками для снятия отпечатков пальцев, аналоговыми детекторами лжи, пожелтевшими бланками свидетельских показаний, сломанными биноклями. Тэд питал особенную слабость к причудливым представлениям краснокровных об обеспечении правопорядка Венаторы в подобных вещах не нуждались, поскольку их работа по большей части выполнялась в сумеречном мире глома.

Однако они отчасти придерживались того же протокола, что и их коллеги-люди. По стенам были развешаны фотографии всех, кто был в тот вечер в гостях у Джейми Кипа, с приписками, касающимися статуса крови и положения: ГК, КК, ФАМ, ПРОВ. Мими принялась разглядывать фотографии. Посередине висело ее собственное фото времен работы моделью. Интересно, это что означает, что она тоже подозреваемая? Она почти не знала Викторию, хотя они обе входили в одну элитную приятельскую группировку.

- Ну так что у нас? - поинтересовалась Мими, опершись на захламленный стол, заваленный стопками папок. Она подобрала стальные наручники и принялась вертеть их в руках.

Сэм развернулся к ней вместе с креслом. Под глазами у него залегли темные круги. Мими помнила, что из двух братьев именно Сэм относился к заданиям более ответственно, и бессилие явно начало изводить его.


Прочитайте также: