ШАЙЛЕР ВАН АЛЕН И ВРАТА ОБЕТОВАНИЯ 2 страница

Мощный мотор взревел, и они понеслись прочь от берега. Шайлер оглянулась на двух бездыханных венаторов, плавающих в воде. Она постаралась утешить себя тем, что оба выживут. Они были древними существами, и падение с утеса не могло причинить им серьезного вреда. Пострадало разве что их самолюбие. Однако еще некоторое время венаторы не придут в себя, а за этот срок она и Джек будут уже далеко.

Шайлер выдохнула. Ну наконец-то! Во Флоренцию, начать поиски привратников и укрепление врат, пока Серебряная кровь их не обнаружила. Они снова вернулись к делу.

- Все в порядке? - спросил Джек, опытной рукой направляя катер по бурным волнам. Он взял Шайлер за руку и крепко сжал.

Девушка прижала его руку к своей щеке, наслаждаясь прикосновением мозолистой ладони к коже. У них получилось. Они были вместе. На свободе. Но тут она застыла.

- Джек, погоня!

- Я знаю. Слышал шум моторов, - отозвался юноша, даже не потрудившись оглянуться.

Шайлер посмотрела на горизонт, где появилось три темных силуэта. Они росли и росли по мере того, как суда приближались к ним. Очевидно, Игги с Драго были не единственными их тюремщиками.

Побег обещал стать более трудным, чем они думали.

ГЛАВА 3

В ГЛУБИНЕ

Первые капли дождя коснулись щеки девушки, словно легкий поцелуй, и Шайлер понадеялась было, что лишь слегка покапает. Но одного взгляда на темнеющее небо хватило, чтобы понять тщетность этой надежды. Спокойный голубой горизонт превратился ныне в серо-красно-черную палитру; клубящиеся облака сбились в единую плотную массу. Дождь, начавшись потихоньку, внезапно забарабанил по палубе в ускоряющемся стакатто. Ударил гром, и от неожиданного низкого рокота девушка вздрогнула.

Вот только дождя им и не хватало. А то все слишком просто получается. Шайлер потянулась к Джеку и извлекла из сагайдака короткий лук, который Геди купил по их просьбе и положил в «шкафчик контрабандиста», потайной отсек в трюме.

Весь месяц, проведенный в море, они готовились к этому побегу. Час за часом Джек обучал Шайлер тонкостям искусства венаторов, а также, с одобрения Игги и Драго, начаткам обращения с луком. Благодаря твердой руке и хорошему глазомеру Шайлер оказалась даже лучшим лучником, чем Джек. Она достала из пучка несколько стрел из железного дерева, еще одно оружие, сделанное вручную за время их заточения. Девушка наложила стрелу на тетиву и изготовилась к выстрелу.

Их преследователи находились пока далеко позади. Шайлер хорошо видела их даже сквозь туман и ветер. Она слегка согнула колени и, вообразив себя статуей, устойчивой в неспокойном море, вскинула лук и натянула тетиву до предела. А когда уверилась, что верно взяла прицел, спустила тетиву. Но гидроцикл ловко ушел в сторону.

Шайлер невозмутимо взяла вторую стрелу. На этот раз она прицелилась в колено венатора-преследователя. Гидроцикл, выйдя из-под контроля, вильнул, и Шайлер охватило торжество - но затем венатор снова выпрямился, не обращая внимания на кровоточащую рану.

Джек тем временем смотрел строго вперед, уверенно держа руль. Он выжимал из мотора все, что можно, и тот, раскалившись, работал на пределе, выбрасывая снопы искр и издавая ужасающий треск.

Шайлер снова оглянулась. Их пиратский катер мчался на предельной скорости, но все же их вот-вот должны были догнать. Венаторы были уже намного ближе, в каких-нибудь пятидесяти футах. Дождь еще усилился, и Шайлер с Джеком уже промокли до нитки, а ветер гнал волны, и катер взлетал на гребни и падал вниз, словно на американских горках.

Шайлер покрепче уперлась ногами в палубу, надеясь обрести лучшую устойчивость, но тут на катер обрушился водяной вал. У Шайлер осталось всего две стрелы, и приходилось действовать особенно тщательно. Девушка выпрямилась, прицелилась - и увидела, что к ней несется нечто пылающее.

- Шайлер! - завопил Джек и повалил ее на палубу за миг перед тем, как что-то взорвалось на том месте, где только что стояла девушка.

Боже милостивый, ну и проворны же эти венаторы - она даже не увидела, как ее противник прицелился и выстрелил.

Джек одной рукой сжимал руль, а другую держал на спине Шайлер, словно для защиты.

- Адский огонь, - пробормотал он, когда очередной взрыв пронесся по правому борту впритирку к их катеру и тот встряхнуло.

Эти снаряды несли в себе самое смертоносное оружие из арсенала венаторов: черный огонь преисподней, единственное, что могло уничтожить бессмертную кровь, текущую в жилах вампиров.

- Но почему они желают нашей смерти? - спросила Шайлер, стараясь перекричать шторм и прижимая лук к боку. Не могла же графиня относиться к ним с такой враждебностью! Неужто она настолько их ненавидит?

- Мы сейчас - косвенная опасность, - отозвался Джек. - Она сохраняла нам жизнь лишь до тех пор, пока это было ей удобно. Но теперь, когда мы сбежали, ее самолюбие не может перенести такого удара. Она убьет нас лишь затем, чтобы показать, что никто не смеет не повиноваться графине.

Катер прыгал на волнах, и каждый раз, когда он приводнялся, их сильно встряхивало и раздавался угрожающий скрип болтов и хруст деревянного такелажа. Двигатель уже не работал. Было полное ощущение, что одна лишь их воля не дает катеру развалиться.

От очередного взрыва, на сей раз более близкого, руль тряхнуло. Следующий должен был потопить их. Шайлер выпрыгнула из укрытия и нечеловечески быстрым движением бросила одну из двух оставшихся стрел на тетиву. Удача: стрела пронзила бензобак ближайшего гидроцикла и тот взорвался.

Но не успели беглецы обрадоваться успеху, как над катером пронесся очередной снаряд, и Джек резко повернул руль вправо - и в результате попал ровнехонько под гребень десятифутовой волны, накрывшей катер целиком.

Пиратская лодка пробилась сквозь толщу воды, каким-то чудом оставшись невредимой.

Шайлер оглянулась через плечо. Два оставшихся венатора были уже так близко, что девушка могла разглядеть оправу их защитных очков и серебристую отстрочку на кожаных перчатках. Лица венаторов были бесстрастны. Их не волновало, будут ли Шайлер с Джеком жить или умрут, виновны они или ни в чем не повинны. Они всего лишь выполняли приказ, а приказано им было стрелять на поражение.

Необыкновенно огромная волна заставила их судно рискованно накрениться: катер пошел вниз, едва не встав вертикально, и с силой врезался в воду. Теперь они в любой момент могли перевернуться. Стрел больше не было. И особого выбора тоже.

«Нам придется оставить катер. Без него мы поплывем быстрее», - мысленно сказала Джеку Шайлер.

Она знала, что Джек и сам считает так же. Ему просто трудно было это сказать. Потому что плыть - это означало разделиться.

«Не волнуйся. Я сильная. Как ты».

Она криво улыбнулась любимому.

Джек вцепился в штурвал, стиснув зубы. «Ты уверена?»

«Встретимся в Генуе», - послала ему мысль Шайлер.

Ближайший относительно их нынешнего местонахождения прибрежный город. Тридцать миль к северу.

Джек кивнул, и в сознании Шайлер возникла картинка, свидетельствующая о том, что он хорошо знает этот город. Это был оживленный, многолюдный порт, окруженный горами; у причалов там покачивались разнообразнейшие суда. Оттуда можно пешком добраться через горы во Флоренцию.

«Плыви изо всех сил. Я направлю катер на оставшийся гидроцикл», - послал мысль Джек.

Он на мгновение взглянул девушке в глаза.

Шайлер кивнула.

«Можешь на меня положиться».

«Я могу это сделать, - подумала Шайлер. - Я знаю, что увижу Джека снова. Я верю в это».

У них не было времени ни на последний поцелуй, ни даже на пару слов. Шайлер скорее почувствовала, чем услышала, как Джек завел отсчет в обратном порядке - ее тело исполняло приказы раньше, чем мозг успевал их осознать. Когда прозвучало «три», она уже нырнула с борта, уже глубоко погрузилась в темную воду, уже заработала ногами, сражаясь с волной, уже оценила дыхание. Будучи вампиром, она могла проплыть под водой куда дольше, чем человек ее физических данных,- но ей следовало быть осторожной, дабы не расходовать силы даром.

Она услышала разнесшийся над поверхностью воды тошнотворный грохот: это пиратский катер врезался во врагов. Тьма морских глубин была непроглядной, но через некоторое время глаза Шайлер приспособились к ней. Она проталкивала руки через плотную воду и загребала, проталкивала и загребала, и мышцы ее ныли. Девушка увидела пузырьки воздуха, поднимающиеся на поверхность. Она могла продержаться без воздуха пять минут и должна была использовать это время наилучшим образом. Наконец ее легкие стало жечь огнем от недостатка кислорода, и Шайлер заработала ногами, пробиваясь к поверхности, - у нее осталось всего одно желание: вдохнуть воздуха... близко, так близко... еще один толчок, и она вырвется на пове...

Холодная костлявая рука ухватила ее за лодыжку, удержала и потащила обратно в глубину.

Шайлер извивалась и пиналась. Она извернулась так, что сумела увидеть, кто же ее держит. Женщина-венатор, казалось, без малейших усилий скользила сквозь темную воду. Нападающая смерила ее хладнокровным оценивающим взглядом и потянула дальше.

«Ты под покровительством графини. Отказ от этого покровительства - выступление против клана. Подчинись, или будешь уничтожена».

Рука сжимала ее лодыжку мертвой хваткой. Шайлер чувствовала, что слабеет: если она не сделает вдох, то скоро потеряет сознание. Ее легкие готовы были разорваться. Девушка почувствовала головокружение и запаниковала.

«Прекрати!» - велела она себе.

Надо сохранять спокойствие.

Глом. Используй пространство Контроля.

«Отпусти меня!» - потребовала Шайлер, послав столь мощное принуждение, что сама почувствовала, как слова приняли физическую форму и каждая буква атаковала мозжечок венатора.

Рука на ее лодыжке дрогнула, и Шайлер этого хватило.

Она рванулась прочь в тот самый миг, как венатор послала собственное принуждение. Шайлер увернулась и отправила его обратно, десятикратно усилив.

«Тони!»

Принуждение было подобно удару в солнечное сплетение, и противницу Шайлер отшвырнуло обратно в глубину, как будто ее потянуло туда прикованное к ноге пушечное ядро. Оно должно было доволочь венатора до самого дна моря, и Шайлер надеялась, что этого времени ей хватит, чтобы убраться прочь.

Шайлер с трудом выбралась наверх и наконец-то высунула голову из воды, жадно хватая воздух ртом. Дождь, холодный, словно пальцы мертвеца, хлестал ее по щекам. Шайлер рискнула обернуться.

Их маленький катер горел. Искры черного пламени столбом поднимались к небу.

«Джек выбрался с него, - сказала себе Шайлер, - Конечно же выбрался. Должен был». Второй гидроцикл кружил вокруг горящего катера. Но почему этот венатор не погнался за Джеком? Разве только... разве только если он уже... Девушка не смогла довести эту мысль до конца. Просто не смогла.

Она вновь опустила голову в воду. Генуя. Порт. Она поплыла прочь.

ГЛАВА 4

ПЛАВНИК

Все вокруг Шайлер было черно, как наверху, так и внизу. Она обнаружила, что под водой двигается быстрее, и теперь ныряла все на большие промежутки времени. Шайлер плыла против течения, боролась с волнами, чувствуя себя ничтожеством вроде смытого за борт мусора, каким-то хламом, затерявшимся в просторах моря. Ей приходилось сражаться с желанием сдаться, остановиться, закрыть глаза и пойти ко дну.

Шторм утих ненадолго, и Шайлер, всплыв на поверхность, увидела поднимающийся из воды город с его жизнерадостными пастельными домиками всего в нескольких сотнях футов от себя. Полуденное солнце ярко освещало симпатичные прибрежные кафе. Разгар курортного сезона уже миновал, и задувал довольно холодный ветер, так что уличные столики пустовали.

Шайлер яростно сражалась с водой, стараясь удержать голову над волнами. О господи, как же она устала! Цель была так близка - но Шайлер не знала, сумеет ли добраться до нее.

Это было побочное действие велокса, о котором предупреждал ее Лоуренс. Используя велокс, начинаешь верить в свои сверхчеловеческие возможности, но в конце концов тебе потребуется отдых, хочешь ты того или нет. Лоуренс рассказывал ей о вампирах, которые превысили свой лимит, свалились без сил в критический момент и стали жертвой Серебряной крови.

У Шайлер не осталось больше энергии. Она не могла преодолеть последние несколько мучительных футов и добраться до берега.

Она казалась себе вялой, как планктон. Силы окончательно покинули ее. Она преодолела примерно двадцать пять миль за полчаса. Всего-то осталось - выбраться на берег, до которого рукой подать! Девушка выплюнула соленую воду и стряхнула челку с глаз, слабо загребая руками по-собачьи. Мышцы ее были истерзаны и изнурены. Она не могла больше сделать ни гребка...

Но тут ее посетила мысль. Она не может больше грести, но может держаться на поверхности... Можно просто лечь на воду и предоставить волнам сделать все остальное. Идея проплыть остаток пути на спине показалась Шайлер иронией судьбы - по сравнению с напряженностью ее бегства. Ну что ж, выбор у нее небогатый: дрейфуй или тони. Как и надеялась Шайлер, медленное неуклонное продвижение вперед потребовало ровно столько сил, сколько у нее оставалось.

Через несколько минут после того, как Шайлер начала свое неспешное продвижение, вода вокруг нее задрожала, и девушка услышала в отдалении шум мотора гидроцикла. На мгновение ее охватил страх; она забила ногами, озираясь по сторонам, и увидела источник шума. К ней быстро приближался знакомый гидроцикл с наводящим ужас черно-серебряным крестом, но вел его не венатор.

Шайлер забарахталась в волнах.

- Геди! Геди!!!

Она понятия не имела, как пират оказался на гидроцикле, но сейчас ее это и не волновало. Важно было одно: привлечь его внимание, пока он не очутился слишком далеко от нее.

Геди не мог ее расслышать, и гидроцикл уходил теперь все дальше и дальше.

«Геди. Вернись. Я тебе приказываю».

Гидроцикл развернулся и в мгновение ока оказался рядом.

- Синьорина! Вот вы где! - произнес Геди, широко и радостно улыбаясь.

Шайлер вскарабкалась к нему, радуясь возможности наконец-то выбраться из воды.

- Что ты здесь делаешь? Где Джек?

Геди покачал головой. Он распрощался с ними в Чинкве-Терре, пожелав счастливого пути, а потом увидел, как за ними погнались венаторы. Он попытался предупредить их по радио, но спутниковая связь отрубилась из-за шторма. Он позаимствовал чью-то моторную лодку и натолкнулся на обломки пиратского катера. («Черный, черный дым. Плохо».) Джека было не видать, и он забрал пустой гидроцикл - его, скорее всего, оставила женщина-венатор, которая погналась за Шайлер и, возможно, до сих пор еще пыталась выплыть на поверхность.

Если Геди действительно приплыл на ее гидроцикле, то где же второй гидроцикл со вторым венатором? И где Джек?

Они несколько часов курсировали вдоль берега. Близился вечер. Шайлер считала, что Джеку уже пора было бы добраться сюда. Вампиру с его скоростью движений потребовались бы на это считанные минуты. Она ведь добралась, а Джек плавал куда лучше ее. Шайлер высадила Геди в порту и двинулась дальше одна, поскольку ее новый друг заметно устал. Нечестно было бы просить его сопровождать ее в поисках, которые все больше и больше казались безнадежным предприятием.

Солнце закатилось за горизонт, и огни города празднично засияли на фиолетовом небе. Из расположенных у причалов ресторанов и кафе доносилась музыка. Холодало, и ветер сообщил Шайлер, что скоро снова начнется шторм, а сейчас - лишь временное затишье.

Девушка уже собиралась заглушить мотор, но все-таки решила сделать последний круг. Накануне вечером они с Джеком дали друг другу слово. Они договорились, что вне зависимости от того, что случится сегодня, никто из них не станет ждать другого, если они окажутся разлучены. Путь должен продолжаться, кто бы ни удержался на нем. Тот, кто останется, должен будет позаботиться о наследии Лоуренса.

«Ну ладно, Джек, - мысленно сказала Шайлер. - Давай показывайся, или я ухожу».

Девушке не хотелось думать о том, что это значит - оставить его. Она боялась быть одна - теперь, когда знала, что значит быть с Джеком. Но он сам пожелал бы, чтобы она двигалась дальше. Он пожелал бы, чтобы она оставила его и шла вперед. Она и так уже потеряла впустую много времени.

Надо будет попросить Геди, чтобы помог ей добраться до Флоренции, где, по мнению Лоуренса, находились врата обетования. Надо будет пойти пешком через горы, как они и планировали. Там нет ни поездов, ни маленьких пансионатов, ни прокатных машин - ничего, где можно оставить след. Джек сможет встретиться с ней позднее... наверное...

Шайлер попыталась выкинуть эти мысли из головы. У нее все внутри занемело от холода и от осознания того, что ей предстояло сделать. Грандиозность стоящей перед ней задачи ошеломляла. Как она сможет двигаться дальше одна, не выяснив, что с Джеком, не зная даже, жив он или мертв?

В конце концов Шайлер увидела нечто, напоминающее обломок плавника, - но почему-то взгляд зацепился за него. Охваченная волнением, девушка направила гидроцикл в ту сторону и увидела, что это действительно всего лишь плавник. Но за середину бревна цеплялась белая рука, а все остальное тело находилось под водой. Шайлер остановила гидроцикл рядом с бревном. Она узнала эти длинные тонкие пальцы, и сердце гулко забилось в груди, а по телу побежали холодные мурашки. Страх. Малодушный страх.

Джек не мог умереть. Он не может умереть, но может пострадать. Он бессмертен, но если уже слишком поздно возвращать жизнь в его физическую оболочку, ей придется как-то сохранить его кровь для следующего цикла. А к тому времени, когда он возродится, она может подойти к концу своего жизненного цикла. Кто знает, будет ли тогда он любить ее? Будет ли хотя бы помнить ее? И в любом случае, как ей вообще взять его кровь?

Они же беглецы, исторгнутые из вампирского сообщества изгои.

Шайлер наклонилась и, ухватив Джека за руку, осторожно отцепила ее от бревна. Рука была совершенно окоченевшей, но тоже вцепилась в нее. Джек был жив. Шайлер, напрягшая все силы, одним стремительным движением вытащила Джека из воды и посадила позади себя на гидроцикл.


Прочитайте также: