ЧТО ТАКОЕ РАЗВИТИЕ, ПРОИСХОДЯЩЕЕ ОТ УПРАЖНЕНИЙ ОРГАНОВ?

Сюда относятся, прежде всего, обрядовые танцы, принявшие у разных диких народов форму богослужения. К ним стали прибегать при всяком удобном случае, сопровождая танцами все выдающиеся моменты племенной и индивидуальной жизни. Танцевали при объявлении войны и при ее окончании, при рождении ребенка, на свадьбах, на похоронах и проч.

Если все народы сопровождали плясками богослужения, то со временем, при дальнейшем смешении людей, когда организм человеческий изменился и быстрые движения уже перестали в заметной степени изощрять его мыслительную способность, был забыт настоящий смысл танцев, они были выведены из богослужения и сохранились как светское развлечение молодежи. Но есть, однако, секты и ордена, которые не могли отрешиться от древнего обычая. Таковы в христианстве секты шекеров, хлыстов и скопцов, а в магометанстве ордена дервишей, у которых и до настоящего времени богослужение состоит из танцев и всевозможных быстрых движений. У наших хлыстов и скопцов, когда у танцующих появляется пена у рта, думают, что наступил самый важный момент богослужения, что на всех присутствующих сошел Святой Дух. Присутствующие кричат при этом: «накатил, накатил» (т.е. Святой Дух) и начинают пророчествовать. Открывается Евангелие наудачу, и пророчествующие тычут пальцем в первое попавшееся место. Написанные в этом месте фразы прочитываются и перетолковываются в виде предсказания будущего. Все это, конечно, только жалкие остатки от того времени, когда танцующие были действительно талантливыми людьми, когда под влиянием быстрых движений они сильнее работали мозгами, и в этом состоянии давали разумное объяснение для текущих событий и дельные предсказания для будущего.

Подобным же образом в древности производилось и врачевание. У турецких дервишей ордена Руфай в Константинополе в момент наибольшего возбуждения, вызываемого мерным раскачиванием тела, когда у молящихся появляется пена у рта и некоторые из них начинают падать от утомления, приносят в мечеть больных детей и читают над ними молитвы в надежде на особенно целительную силу их в такой, по мнению верующих, важный момент. Это служит прекрасным указанием на то, что древние приступали к врачеванию, доведя себя предварительно до состояния экстаза, при котором мозги их работали сильнее обыкновенного.

У иных народов люди, занимающиеся врачеванием или предсказыванием под влиянием искусственно вызванного экстаза, специализировались и стали передавать свои приемы наследственно. Это мы видим, например, у шаманов и у дельфийского оракула древних греков.

«Таинственными и нервными звуками бубна, дикими криками и порывистыми движениями танца шаман, по рассказу путешественников, приводит самого себя в экстатическое состояние. По мере того, как усиливаются и учащаются движения шамана, нервное возбуждение его все более возвышается, он падает перед испуганными зрителями в эпилептических судорогах, у него выступает пена у рта, он издает страшные звуки: он видит богов, он прорицает». Того же самого состояния дельфийский оракул достигал, одуряя себя парами, выходившими из скалы, а некоторые шаманы достигают окуриванием себя различными травами.

Ясно, что первые шаманы и первые оракулы были талантливые люди, доводившие себя до экстаза усиленным приливом крови к мозгу, а их жалкие последователи подражают теперь только их внешним приемам.

Вероятно, быстрые движения были древнейшим способом вызывать прилив крови к голове, а затем было замечено, что те же результаты получаются употреблением разных наркотиков и спиртных напитков. Отсюда обычай сопровождать разные выдающиеся моменты в жизни вином, а у североамериканских индейцев обрядовым курением.

Что все сказанное не фантазия, а несомненные факты, подтверждает Ломброзо в своей книге «Гениальность и помешательство». «Еще Аристотель, – говорит он, – этот великий родоначальник и учитель всех философов, заметил, что под влиянием приливов крови к голове «многие индивидуумы делаются поэтами, пророками и прорицателями». Люди с холодной, изобильной кровью, но выражению Аристотеля, бывают робки и ограничены, а люди с горячей кровью – подвижны, остроумны и болтливы».

И действительно, по наблюдению физиологов, «мыслителям, наравне с помешанными, свойственно постоянное переполнение мозга кровью (гиппермия), сильный жар в голове и охлаждение конечностей». Вот как описывают, например, состояние знаменитого Торквато Тассо в период творчества: «Пульс слабый и неровный, кожа бледная, холодная, голова горячая, воспаленная, глаза блестящие, налитые кровью, беспокойные, бегающие по сторонам. По окончании периода творчества часто сам автор не понимает того, что он за минуту тому назад излагал».

Ломброзо собрал множество интересных данных, из которых видно, что многие гениальные люди в нормальном состоянии не могли творить; им необходимо было проделывать над собою различные искусственные приемы, которые все одинаково вели за собою усиленный прилив крови к голове. Так Шиллер ставил ноги в лед, Пейзелло укрывался множеством одеял, Мильтон и Декарт опрокидывались головою на диван, Боссюет удалялся в холодную комнату и ставил себе на голову теплые припарки, Куйас работал лежа на ковре лицом вниз, Лейбниц мыслил только в горизонтальном положении, а Руссо обдумывал свои произведения под ярким полуденным солнцем с открытой головой. Кроме того, известно, что многие великие люди злоупотребляли спиртными напитками. Например, Сократ, Сенека, Алкивиад, Катон и Септимий Север умерли от пьянства. Запоем страдали поэты: Мюрже, Тассо и знаменитые композиторы Гендель и Глюк.

У иных гениев переполнение мозга кровью совершалось во сне и потому многое они сочиняли в этом состоянии. Таким образом Вольтер сочинил одну из песен «Генриады», Ньютон разрешал математические задачи, Лафонтен сочинил басню «Два голубя» и проч.

Отсюда очень распространенная у многих народов вера в священное или вещее значение снов, отсюда их толкование и рассказы о том, как боги и святые являлись людям в сонном видении. У нас в России есть секта «Снасово согласие», которая все свои рсшигиоз-ные вопросы и сомнения решает при помощи сновидений. Один из ее адептов лет 30 тому назад судился за то, что, по повелению Божию, полученному им во сне, подобно Аврааму, принес в жертву Богу своего единственного сына.

Наконец, было замечено, что некоторые из людей, страдающих умопомешательством, а следовательно и приливами крови к голове, во многом приближаются к людям гениальным. «Многие из помешанных, – пишет Ломброзо, – нередко обнаруживали ум и волю, значительно превосходившие общий уровень развития этих качеств у массы остальных сограждан». «Аристотель заметил, что Марк Сиракузский писал довольно хорошие стихи, пока был маньяком, но, выздоровев, совершенно утратил эту способность. Платон утверждает, что «бред совсем не есть болезнь, а напротив, величайшее из благ, даруемых нам богами; под влиянием бреда, дельфийские и додонские прорицательницы оказали тысячи услуг гражданам Греции, тогда как в обыкновенном состоянии они приносили мало пользы или же оказывались совсем бесполезными. Много раз случалось, что, когда боги посылали народам эпидемии, то кто-нибудь из смертных впадал в священный бред и, делаясь под влиянием сто пророком, указывал лекарство против этих болезней».

Вследствие подобных взглядов на безумие, говорит Ломброзо, древние народы относились к помешанным с большим почтением, считая их вдохновленными свыше. Отсюда и у нас до сих пор народ относится с суеверным почтением к так называемым «блаженным» и даже к идиотам, называя их «божьими людьми».

Известно далее, что прилив крови к мозгу может совершаться в малом виде даже и в более обыкновенных условиях. Всякое усиленное напряжение мысли вызывает такой прилив. Известно, что многие ораторы и лекторы, начиная свои речи и лекции очень вяло и несвязно, потом воодушевляются, голова их нагревается, к мозгу приливает кровь, мысль начинает быстрее работать и речь становится более гладкой и систематичной. То же самое бывает с человеком и в пылу спора: он краснеет, голова становится горяча, мозг работает быстрее и успешнее обыкновенного. Вместе с мыслью происходит в это время изменение и в характере человека: он становится более смелым, решительным, самоуверенным и живым, а иногда и драчливым, отчего споры нередко переходят в ругань и драку.

Если подобного рода возбуждения, сопровождающиеся приливом крови к мозгу, повторяются часто, то с течением времени они наступают скорее и легче, чем в первый раз. Подобным же образом замечено, что, если человек занимается умственной работой постоянно, изо дня в день в течении многих лет, т.е. проделывает то, что принято называть «упражнением мозга», то он приобретает очевидное преимущество перед тем, который таким упражнением не занимается.

Естественно, что человек, незнакомый с историей происхождения человеческого рода и с возможностью существования органов, приходящих в рудиментарное состояние, будет объяснять свои умственные приобретения не тем, что он эксплуатирует запасы умственных сил, полученных от предков, а тем, что в его мозгу произошли какие-то новообразования, вызванные умственным упражнением. Еще более он может утвердиться в своем ложном предположении в том случае, если упражнениями занимается юноша. Все органы, а в том числе и мозг, у юноши с годами совершенствуются от природы без всяких упражнений, потому что он перерождается в белого дилювиального предка. Если же он при этом еще много упражняется, то его развитие, состоящее в притоке крови к упражняемым органам, идет параллельно с действительным совершенствованием органов, происходящим от естественных причин. Неудивительно, что человек, наблюдающий оба эти процесса вместе, сливает их в своем представлении в один, и приписывает совершенствование органов только одной видимой причине, упражнению.

Если из ряда приведенных нами фактов люди сделали заключение, что мы имеем от природы большой запас умственных и физических сил, которыми может воспользоваться, упражняя свой мозг и мышцы, то они бьии совершенно правы.

Но никому не были известны ни источник этих запасов, ни того, как они велики, и ответа на эти вопросы ни откуда нельзя было получить. А потому явился ряд догадок и предположений. Между прочим было сделано предположение, что сказанные запасы сил неистощимы, и что они даже увеличиваются от упражнения. А отсюда уже не трудно было заключить, что, упражняясь или развивая свои силы, человек не только может использовать все свои запасы, но и создавать новые, до сих пор невиданные способности и таким образом совершенствоваться во всех отношениях. Хотя опыт не оправдывает этих догадок, потому что еще никто не выработал у себя ни одной новой способности, ни одной новой черты характера, но, если человек хочет верить во что-нибудь, то он не остановится ни перед какими затруднениями. Так и в данном случае можно было объяснить, что мы только не умеем взяться за дело, что надо выработать особые новые методы развития и т.д.

Словом, в результате сказанных догадок явилась так называемая «теория постепенного развития путем упражнений», в которой бедное человечество нашло для себя утешение от слишком неприглядной действительности, на каждом шагу безжалостно разбивающей его надежды и мечты.

Раз только человек остановился на убеждении во всемогуществе упражнения, для него бьии решены все мировые вопросы. Отныне он не боится страшного слова «вырождение», потому что вырождается только тот, кто не упражняет своего мозга и мускулов. Спросите его: почему пала Римская Империя? Потому, ответит он, что римляне не упражняли своих нравственных чувств. Если на глазах его люди и народы будут падать умственно и физически, это его ничуть не потревожит, потому что у него есть готовое объяснение: «падают потому, что не упражняются». А вот они сбросят с себя лень, примутся за упражнения и все пойдет как по маслу. Блаженное состояние. Такое, при котором человек застрахован от пессимизма.

А между тем, если бы он захотел сличить свои идеи с действительностью, то сейчас же натолкнулся бы на множество фактов, им противоречащих.

Во-первых, полезные результаты упражнений остаются у человека только до тех пор, пока упражнения продолжаются. Как только они прекратились, человек постепенно возвращается в первобытное состояние, чего, разумеется, не могло бы быть, если бы результатом упражнений бьи не только прилив крови к данному месту, но и какие-либо новообразования.

Во-вторых, рядом с людьми, якобы увеличившими свои физические и умственные силы упражнением, есть множество других, которые никакими упражнениями не занимались, а между тем одарены от природы большими физическими и умственными силами. Какой-нибудь извозчик вступает в состязание с профессиональным атлетом, посвятившим упражнениям полжизни, и побеждает его, а талантливый крестьянин самым простым вопросом может срезать упражнявшегося, но не талантливого профессора и т.п.

Далее, из нашего жизненного опыта мы убеждаемся, что не все люди одинаково способны к развитию путем упражнения и что в этом отношении между ними далеко не существует равенства. Есть люди вовсе не способные к развитию, другие мало способны, третьи очень способны и т.д. Шиллер мог творить, погрузивши свои ноги в лед, а Декарт, легши в постель, но если мы возьмем первого попавшегося дикаря и погрузим его ноги в лед или положим на постель, то никакого творчества от него не дождемся. Ньютону сон помогал решать труднейшие математические задачи, а русскому крестьянину-сектанту помог зарезать единственного сына. Торквато Тассо творил в состоянии опьянения, а огромная масса простолюдинов в том же состоянии обращается в бессмысленное животное и т.д.

Наконец, каким образом может приняться за упражнения человек безвольный, бесхарактерный и нетерпеливый, желающий выработать у себя волю, характер и терпение, если без этих трех качеств невозможно ни приступить к каким-либо упражнениям, ни продолжать их?

Теория «упражнений» не представляет собою чего-либо нового, явившегося в результате научных исследований последних времен, напротив, она стара как мир и в главных своих чертах получена нами по наследству от отдаленных доисторических предков. Это одно из древних верований, в котором никто никогда не сомневался и не считал нужным его проверять. Еще и до сих пор китайцы испещряют надписями нравственного содержания фасады судов, пагоды, памятники, вывески торговцев, двери, чашки, тарелки и веера в уверенности, что, читая их, народ может «развить» у себя нравственность.

Таким образом, отвечая на вопрос: «что такое развитие, происходящее от упражнения?», мы сказали бы, что это есть искусство при помощи постоянного возобновляемого раздражения органа временно усилить его деятельность . Искусство это может принести пользу только некоторым, не совсем правильно сложенным людям, у которых упражняемый орган в нормальном состоянии развивает неполную деятельность. Для всех остальных «развитие» упражнением так же бесполезно, как очки для слепого или для человека с хорошим нормальным зрением.

Владимир Александрович Мошков

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.com

Оставить отзыв о книге

Все книги автора

ГЛАВА 1. Гиатус. 

ГЛАВА 2. Следы гениальности первобытного человека. 

ГЛАВА 3. Появление в Европе короткоголовой расы. 

ГЛАВА 4. Человечество – вид гибридный. 

ГЛАВА 5. Возможна ли плодовитая помесь между белым человеком и питекантропом с точки зрения законов скрещивания. 

ГЛАВА 6. Следы белой расы есть во всем мире. 

ГЛАВА 7. Физическое сложение, ум и характер крайних пределов человечества. 

ГЛАВА 8. Человек-хищник. 

ГЛАВА 9. Сходство крайних типов человечества с животным и растительноядными хищниками. 

ГЛАВА 10. Мнения ученых о двух крайних разновидностях человеческого рода. 

ГЛАВА 11. Вторичные половые признаки человека. 

ГЛАВА 12. Сравнение полового диморфизма человека с диморфизмом других животных. 

ГЛАВА 13. Женский вопрос в доисторические времена. 

ГЛАВА 14. Золотой век женщины. 

ГЛАВА 15. Материнское право. 

ГЛАВА 16. Искусственные уродства, практикуемые с целью украшения. 

ГЛАВА 17. Происхождение различных форм брака. 

ГЛАВА 18. Сословия. 

ГЛАВА 19. Физические различия между высшими и низшими классами 

ГЛАВА 20. Характер и ум низших классов. 

ГЛАВА 21. Происхождение царской власти. 

ГЛАВА 22. Наша теория подтверждается фактами атавизма. 

ГЛАВА 23. Атавизм человека в сторону питекантропа. 

ГЛАВА 24. Теория наша подтверждается фактами эмбриологического развития. 

ГЛАВА 25. Зрелый и старческий возраст мужчины кавказской расы. 

ГЛАВА 26. Эмбриональное развитие европейской женщины. 

ГЛАВА 27. Эмбриональное развитие низших рас. 

ГЛАВА 28. Подтверждение теории народными преданиями. 

ГЛАВА 29. Долголетие древнего человека и происхождение религии. 

ГЛАВА 30. Происхождение языков. 

ГЛАВА 31. Что такое развитие, происходящее от упражнения органов? 


Прочитайте также: