ЦАРСКИЕ СНЫ, СУДЬБОНОСНЫЕ ОРАКУЛЫ 8 страница

Расстроенный Ламех пришел к своему отцу не только затем, чтобы поделиться сомнениями, - он просил помощи. Ламех знал, что Енох, который был взят Элогим, все еще жив и «имеет жилище возле ангелов», причем не на небе, а в дальних «пределах земли». Он попросил отца повидаться со своим отцом Енохом и выяснить, не «сочетались» ли «стражники» с женой Ламеха. Мафусаил отправился к жилищу Еноха и позвал отца, поскольку ему было запрещено входить внутрь. Он рассказал Еноху о рождении необычного ребенка и о сомнениях Ламеха относительно своего отцовства. Подтвердив, что ангелы начали вступать в связь с земными женщинами еще во времена Иареда, Енох тем не менее сказал, что Ной сын Ламеха. Необычная внешность и ум ребенка - это знак того, что «придет потоп, и будет великая погибель в продолжение года», однако Ной и его семья спасутся. Обо всем этом Енох прочитал в небесных скрижалях: «Он - Господь - дозволил мне видеть их и открыл их мне, и я почитал их на скрижалях небесных».

Судя по сохранившимся фрагментам «Книги Ноя» на древнееврейском и арамейском языке, найденным среди «Рукописей Мертвого моря», при виде необычного мальчика Ламех бросился к своей жене Битенош. По мнению Т. X. Гастера («The Dead Sea Scriptures») и X. Дюпон-Соммера («The Essence Writings from Qumran»), второй столбец фрагмента выглядит следующим образом:

Вот тогда я подумал про себя, что от Стражей это зачатие, либо от святых (существ) оно, или у исполинов...

и сердце мое изменилось к этому мальчику... Тогда я, Ламех, смутился и пошел к Битенош, к же [не]...

...вплоть до Всевышнего, Господа Великого, царя всех ее [ков]...

...Сыны неба, с тем, что все правдиво ты сообщишь мне...

...ты сообщишь мне и без лжи, так ли...

Но если мы взглянем на оригинал рукописи (рис. 20), то увидим, что там написано не «Стражей», а «Нефалам».

(Ошибочный перевод этого слова как «стражи» еще до обнаружения «Рукописей Мертвого моря» основан на греческих версиях, которые вышли из-под пера греко-египетских переводчиков из Александрии, потому что именно так - НеТеР («стражи») - называли богов египтяне. Этот термин имеет отношение и к Древнему Шумеру - название страны в буквальном переводе звучит как «земля стражей».)

ЦАРСКИЕ СНЫ, СУДЬБОНОСНЫЕ ОРАКУЛЫ 8 страница - №1 - открытая онлайн библиотека

Таким образом, Ламех подозревал, что это не его ребенок. Он бросился к жене и потребовал, чтобы она открыла ему правду. Ответ Битенош был уклончивым: «...припомни наслаждение мое... время, и дыхание мое в теле моем». У Ламеха «изменилось лицо», и он снова обратился к жене, убеждая ее открыть правду. Она ответила: «...я поклянусь тебе Великим Святым, царем небесным]... что от тебя семя это и от тебя это зачатие, и от тебя произрос плод... а не от кого-нибудь чужого, и не от какого-нибудь из Стражей, и не от кого-нибудь из Сынов не[ба]...»

И все равно Ламех, несмотря на уверения жены, все еще сомневался. Может быть, его смутили слова Битенош о «наслаждении»? Не скрывает ли она правду? Как нам известно, Ламех пошел к своему отцу Мафусаилу и попросил его обратиться к Еноху, чтобы тот помог разрешить загадку.

Рассказанная в псевдоапокрифах история заканчивается подтверждением отцовства Ламеха и объяснением необычной внешности младенца. Именно Ною суждено стать спасителем человеческого рода. Мы же продолжаем сомневаться, потому что согласно шумерским источникам главный герой легенды о Всемирном потопе был, по всей вероятности, полубогом.

В «Книге Еноха» говорится о том, что сексуальные контакты между богами и людьми начались во времена Иареда, отца Еноха. Само имя этого патриарха происходит от корня «ярд», что в переводе с древнееврейского означает «спускаться» - здесь просматривается связь с заговорщиками из числа богов, которые спустились на гору Хермон. Используя описанную выше хронологию, можно вычислить, когда именно это произошло.

Согласно сведениям, почерпнутым из Библии, Иаред родился за 1190 лет до Всемирного потопа, его сын Енох - за 1034 года до Всемирного потопа, сын Еноха Мафусаил - за 969 лет до Всемирного потопа, сын Мафусаила Ламех - за 782 года до Всемирного потопа и, наконец, сын Ламеха Ной - за 600 лет до Всемирного потопа. Умножив эти числа на 60 и прибавив 13 000 лет, получим:

Иаред родился             84 760 лет назад

Енох родился               75 040 лет назад

Мафусаил родился      71 140 лет назад

Ламех родился             59 920 лет назад

Ной родился                49 000 лет назад

Учитывая, что «до-потопные» патриархи жили еще много лет после рождения первенцев, это «фантастические» (по выражению ученых) цифры. Но в то же время это всего лишь несколько «лет» планеты Нибиру, если считать в сарах. И действительно, одна из табличек с шумерским «Царским списком» (известная под номером W-В 62 и хранящаяся в Музее Ашмола в Оксфорде, Англия) содержит запись о том, что главный герой легенды о Потопе (шумерский Зиусудра) правил на протяжении десяти саров, или 36 000 земных лет, что в точности совпадает с возрастом Ноя (к моменту начала Всемирного потопа), умноженным на 60 (600 х 60 = 36 000). Такое совпадение подтверждает не только связь между этими двумя персонажами, но и нашу теорию о соотношении возраста библейских патриархов и периода правления шумерских правителей.

Составляя правдоподобную хронологию на основе этих двух разных источников, мы приходим к выводу, что новая форма контактов богов с людьми появилась около 80 тысяч лет назад, во времена Иареда. Эти контакты продолжались при Енохе и стали причиной семейной драмы после рождения Ноя, около 49 тысяч лет назад.

Кем же все-таки был Ной? Полубогом или сыном Ламеха, как утверждала оскорбленная Битенош? Библия (канонический перевод) так характеризует Ноя: «Ной был человек праведный и непорочный в роде своем; Ной ходил пред Богом». В буквальном переводе следует читать не «пред Богом», а «пред Элогкм». Точно такими же словами Священное Писание описывает встречи Еноха с Богом, и поэтому возникает вполне обоснованное предположение, что эта безобидная на первый взгляд строка таит в себе более глубокий смысл.

Как бы то ни было, нарушение молодыми аннунаками/нефилим собственного табу положило начало цепочке событий, заведомо содержащих в себе противоречие: они брали в жены «дочерей человека» потому, что они были совместимы в генетическом плане, однако усовершенствование человека как раз и послужило причиной его уничтожения... И хотя не земные женщины испытывали вожделение к молодым аннунакам, а наоборот, ирония заключается в том, что наказанию подверглось именно человечество, поскольку Иегова раскаялся, «что создал человека на земле», и решил: «...истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил».

Но, по свидетельству шумерских источников, встреча человека с богами, которая должна была стать последней, не стала таковой из-за спора между божественными братьями. По библейской версии, бог, поклявшийся стереть род людской с лица земли, позволяет Ною сделать так, чтобы клятва не исполнилась. В оригинальных месо-потамских текстах события разворачиваются на фоне неутихающего соперничества между Энлилем и Энки. Божественные «Каин» и «Авель» продолжают ссориться. Объединяет изложения лишь то, что предполагаемая жертва не одно из действующих лиц, а созданное ими существо.

Но если один вид контакта с богами - сексуальный - привел к угрозе уничтожения человечества, то средством его спасения стал другой вид контакта - нашептывание.


ГЛАВА 5

Потоп

Рассказ о Великом потопе встречается в мифологии и коллективной памяти почти всех народов мира. Его суть остается неизменной, несмотря на разные версии событий и разные имена главных действующих лиц: разгневанные боги решают уничтожить человечество посредством Потопа, но одной семье удается спастись и сохранить род людской.

До недавнего времени единственной известной нам версией этих судьбоносных событий был библейский рассказ - если не считать описания Потопа на греческом языке, составленного халдейским жрецом Беросом в III веке до н. э. и дошедшего до нас в виде фрагментов, которые цитировали древнегреческие историки. Однако в 1872 году в докладе Британскому обществу библейской археологии Джордж Смит сообщил, что среди глиняных табличек «Эпоса о Гильгамеше», найденных в развалинах библиотеки в Ниневии сэром Генри Лэйярдом, имеются таблички с текстом (рис. 21), похожим на библейскую легенду о Великом потопе. В 1910 году были найдены фрагменты других редакций мифа (так ученые называют тот же текст на других ближневосточных языках). Они помогли реконструировать еще один очень важный месопотамский текст, «Миф об Атрахасисе», в котором излагалась история человечества с момента его появления До Великого потопа. Лингвистические и прочие особенности этих текстов указывали на существование более древнего шумерского источника, первые фрагменты которого были найдены и опубликованы в 1914 году. Несмотря на то что полная версия шумерского оригинала до сих пор не найдена, существование этого прототипа, послужившего основой всех остальных версий, в том числе библейской, не вызывает сомнений.

ЦАРСКИЕ СНЫ, СУДЬБОНОСНЫЕ ОРАКУЛЫ 8 страница - №2 - открытая онлайн библиотека

В Библии Ной, главный герой легенды о Великом потопе, которому судьбой было предназначено спасти себя и свою семью, предстает перед нами как «человек праведный и непорочный в роде своем; Ной ходил пред Богом». Месопотамские тексты более подробно рассказывают об этом человеке, намекая, что он был потомком полубогов или даже (что совпадает с подозрениями Ламеха) полубогом. Кроме того, мы получаем представление, что означают слова «ходил пред Богом». Среди многочисленных деталей, содержащихся в месопотамских текстах, особое внимание следует обратить на сны как на важную форму контактов человека с Богом. Кроме того, здесь мы впервые сталкиваемся с нежеланием бога открыть лицо молящемуся смертному - Бога можно слышать, но не видеть. В этих же текстах содержатся уникальные воспоминания о необычной форме контакта с Богом, когда Бог касается лба человека, благословляя его.

В библейской версии Бог клянется стереть род людской с лица земли, и тот же самый Бог спасает человечество, придумав, как сохранить жизнь главному герою легенды о Потопе и его семье. В шумерском оригинале и последующих месопотамских редакциях речь идет о двух божествах, причем, как и во всех других случаях, главными действующими лицами являются Энлиль и Энки: суровый Энлиль, недовольный браками аннунаков с земными женщинами, призывает уничтожить человечество, а снисходительный Энки, считающий людей своим «детищем», пытается спасти избранных.

Более того, в месопотамских версиях Потоп - это не всемирная катастрофа, устроенная разгневанным Богом, а стихийное бедствие природного характера, которое Энлиль использует для достижения своей цели. Потопу предшествовал длительный период ухудшения климата, похолодания, засух и неурожаев - в книге «Двенадцатая планета» мы отождествили его с последним ледниковым периодом, который начался примерно 75 тысяч лет назад и внезапно закончился около 13 тысяч лет назад. Мы высказали предположение, что ледяной панцирь Антарктиды постепенно увеличивался и в результате возросшего давления нижние слои стали таять. Возникла угроза сползания ледяного щита в океан, в результате чего должна была подняться огромная волна, которая распространилась бы в северном направлении и вызвала затопление суши. Благодаря ИГИГАМ («те, кто наблюдают и видят») и научной станции на южной оконечности африканского континента аннунаки знали об опасности. в преддверии очередного сближения Нибиру с Землей °ни поняли, что гравитационное притяжение их родной планеты может стать причиной катастрофы.

В наступившем ледниковом периоде человечество страдало от ухудшения климата, но Энлиль запретил другим богам помогать людям; по свидетельству «Мифа об Рахасисе», он хотел, чтобы люди погибли от голода.

Человечеству удалось выжить, потому что недостаток дождей компенсировался обильной утренней росой и туманами. Но вскоре Земля все же была охвачена засухой: «Черные нивы стояли белы... Трава не взошла, не взросли злаки». Людское общество начало вырождаться, и дело дошло даже до каннибализма. Однако Энки, нарушив запрет Энлиля, нашел способ прокормить человечество, научив людей ловить рыбу. Больше всего он помогал своему верному почитателю Атрахасису («мудрейшему из всех»), полубогу, который выступал в качестве посредника между богами и людьми в городе Шуруппаке, находившемся под покровительством Нинмах/Нинхурсаг.

Как свидетельствуют многочисленные версии мифа, Атрахасис искал защиты у Энки и даже перенес свою кровать в храм, чтобы получать божественные наставления во сне. «Каждый день он горестно плакал, вместе с зарей приносил ему жертвы», а по ночам «искал знамения в сновиденьях».

Несмотря на все страдания, человечество выжило. Людской плач - «гомон», как выразился Энлиль, - только усилил раздражение Энлиля. Еще раньше он обосновывал свое решение уничтожить человечество тем, что «спать невозможно в таком гаме». Теперь он опять повторил, что шум мешает ему спать. Энлиль заставил всех остальных руководителей аннунаков поклясться, что они сохранят в тайне от людей приближающуюся катастрофу, то есть Всемирный потоп:

Так сказал пред всем собраньем: «Принесем вместе о потопе клятву!» Ану первый пред ним поклялся. Энлиль поклялся, с ним и сыны его.

Сами аннунаки готовились покинуть Землю на космических челноках, и этот факт тоже следовало скрывать от людей. Клятву принесли все аннунаки, за исключением Энки. Он отказывался: «Зачем вы хотите связать меня клятвой? Положу ли я руку на своих человеков?» Однако после ожесточенного спора его вынудили дать слово, что он не раскроет «тайну».

Уже после этой торжественной клятвы Атрахасис, дневавший и ночевавший в храме, получил во сне следующие послание:

Боги решились на гибель мира. Злое дело уготовил людям Энлиль.

Атрахасис не мог понять, что означает этот сон. Поэтому он «уста свои открыл, так обратился к своему владыке: «Яви ж мне знаменье в сновиденье, дабы смысл его уловить я сумел бы».

Но как Энки раскрыть тайну, не нарушая клятвы? Вскоре хитроумный Энки нашел лазейку. Он поклялся не выдавать «тайну» людям, но никто не запрещает поведать ее стене. Поэтому в один из дней Атрахасис услышал голос бога, не видя его. Общение с богом происходило не ночью посредством снов. Этот новый вид контакта имел место днем.

Атрахасис был потрясен. В ассирийской версии мы читаем, что он «склонился, простерся, поднялся. Открыл уста свои, так он молвит:

«Эйа, владыка, слышу твое приближенье! Поступь я чую, что шагам твоим подобна!»

Атрахасис говорит, что в течение семи лет мог видеть лицо своего покровителя, но теперь лишен такой возможности. Обращаясь к невидимому богу, он просит растолковать смысл вещего сна.

Тогда Энки «уста свои открыл» и обратился к стене. Атрахасис не видел бога, но слышал его голос из-за камышовой ширмы храма:

Внемли, о стена! Хижина, слушай!

Разрушив свой труд, корабль выстрой! Презри богатства, спасай душу!

Далее Энки сообщает подробные инструкции, как нужно строить корабль. Судно должно иметь крышу, «чтобы солнце не проникло», и быть снизу доверху пропитано «густой смолой». Затем Энки взял водяные часы и наполнил их водой, предупредив Атрахасиса, чтобы тот следил за временем - вода начнет прибывать на седьмой день. На цилиндрических печатях мы сталкиваемся с иллюстрациями этого эпизода: жрец держит ширму (по форме напоминающую водяные часы), а в это время Энки в образе бога-змеи открывает секрет Атрахасису (рис. 22).

Конечно же, строительство корабля невозможно было скрыть от других людей. Как же это сделать, не предупредив их о грядущей катастрофе? Атрахасису было приказано (из-за тростниковой ширмы), чтобы он объяснил землякам, что собирается покинуть город: будучи приверженцем Энки, он не хотел больше жить в месте, которым управлял Энлиль:

Мой бог не согласен с вашим богом. Друг на друга гневаются Энки и Энлиль. Они изгоняют меня из града, Оттого, что я поклоняюсь Энки, Он сообщил мне это решенье. Не могу я жить во граде вашем, Не могу ступать по земле Энлиля.

ЦАРСКИЕ СНЫ, СУДЬБОНОСНЫЕ ОРАКУЛЫ 8 страница - №3 - открытая онлайн библиотека

Таким образом, конфликт между Энлилем и Энки, о котором можно было судить лишь по действиям братьев, перешел в открытую фазу, и это могло стать достаточным основанием для высылки Атрахасиса. Все это происходило в городе Шуруппаке, который находился под покровительством Нинмах/Нинхурсаг. Именно здесь полубог впервые был провозглашен царем. Согласно шумерскому тексту, его звали Убар-Туту, и именно его сын был главным героем легенды о Всемирном потопе. (Шумеры называли его Зиусудрой, в «Эпосе о Гильгамеше» он носит имя Утнапишти, в старовавилонской версии это Атрахасис, а в Библии - Ной.) Будучи одним из поселений аннунаков в Эдине, Шуруппак находился во владениях Энлиля; Энки же были выделены земли на юге Африки, в Абзу. Именно к этим заморским землям якобы собирался отплыть Атрахасис на своем корабле.

Торопясь избавиться от приговоренного к высылке человека, старейшины Шуруппака мобилизовали весь город на постройку корабля. «Со своим топором приходит плотник, камень свой несет строитель. Даже малыш смолу таскает, даже бедняк несет что может». Как свидетельствует текст мифа, по завершении постройки корабля городские жители помогли заполнить его запасом продуктов и воды (провизия хранилась в водонепроницаемых отсеках), а также «светлых животных... жирных и тучных... птиц небесных... скот домашний, диких тварей». Этот список напоминает инструкции, которые давал Господь Ною: «...от всякой плоти по паре... из птиц по роду их и из скотов по роду их».

Погрузка на корабль пар всевозможных животных - это любимый сюжет художников - как знаменитых живописцев, так и иллюстраторов детских книг. Данный эпизод также вызывает наибольшее недоверие, поскольку это физически невыполнимо. Поэтому его рассматривают как аллегорию, рассказывающую о сохранении ^изни на Земле после Потопа. Эти сомнения, касающиеся такого важного аспекта, бросают тень на достоверность всего рассказа о Великом потопе.


Прочитайте также: