Н. Другие вызывающие озабоченность вопросы

101. При рассмотрении вопроса о том, будут ли ограничения в случае БАРС уместнее прямого запрещения, следует принимать во внимание то обстоятельство, что ограничивать БАРС будет сложнее, чем другие виды оружия, поскольку они представляют собой сочетание многих и зачастую многоцелевых технологий. Эксперты убедительно говорят о том, что подход к регулированию с сосредоточением внимания на технологии – а именно, на самом оружии – может быть в случае БАРС неуместен и что в фокусе внимания должно находиться намерение или применение[82].

102. Право в области разоружения и связанные с ним договоры содержат, однако, многочисленные примеры таких видов договоров по вопросам контроля над вооружениями, в которых предусматриваются запреты или ограничения, касающиеся применения и другой деятельности. Эти договоры можно в широком смысле охарактеризовать как договоры определенного сочетания типа ограничения и типа ограничиваемой деятельности. Типы ограничений включают в себя запрещение либо другие ограничения, не предусматривающие, однако, полного запрещения.

103. К типу деятельности, которая обычно ограничивается, относится: I) приобретение, хранение и накопление запасов, II) научные исследования (фундаментальные или прикладные) и разработка, III) испытание, IV) развертывание, V) передача или распространение и VI) применение[83].

104. Другое позитивное явление в контексте разоружения заключается во включении в договоры, касающиеся вооружений, положений об оказании помощи жертвам[84]. Такая забота о жертвах перекликается с другими усилиями, направленными на решение вопросов ущерба, причиняемого гражданскому населению применением оружия и военными действиями, включая практику учета людских потерь[85] и добросовестного возмещения ущерба – применяемую, например, некоторыми государствами Международных сил содействия безопасности, – в случае гибели гражданских лиц при отсутствии признанных нарушений МГП[86]. Такая практика служит подтверждением принципа ценности человеческой жизни.

105. Существуют также важные инструменты «мягкого» права, которыми можно регулировать создание БАРС. К числу примеров соответствующих инструментов «мягкого» права в области разоружения относятся кодексы поведения, межправительственный диалог, обмен информацией и меры укрепления доверия и рамочные конвен-ции[87]. Кроме того, деятельность неправительственных организаций (НПО) и общественное мнение могут стимулировать введение ограничений в области вооружений.

106. Статья 36 Первого Дополнительного протокола к Женевским конвенциям является особенно актуальной, предусматривая на этот счет, что «при изучении, разработке, приобретении или принятии на вооружение новых видов оружия, средств или методов ведения войны Высокая Договаривающаяся Сторона должна определить, подпадает ли их применение, при некоторых или при всех обстоятельствах, под запрещения, содержащиеся в настоящем Протоколе или в каких-либо других нормах международного права, применяемых к Высокой Договаривающейся Стороне».

107. Этот процесс имеет характер не внешней инспекции, а внутренней интроспекции и основан на добросовестности сторон[88]. Соединенные Штаты, хотя и не являются государством-участником, еще в 1947 году создали официальные обзорные механизмы по вопросам вооружений. Хотя государства нельзя обязать предавать гласности результаты проводимых ими обзоров, одним из способов обеспечения большего контроля в сфере появления новых видов вооружений, таких как БАРС, будет побуждение их к большей открытости в вопросах процедуры, которой они придерживаются при проведении общих обзоров на основании статьи 36.

108. В 2012 году Соединенные Штаты, с принятием министерством обороны соответствующей директивы, приступили к реализации важного процесса саморегулирования в связи с БАРС, признав необходимость национального контроля за их производством и развертыванием и введя определенного рода мораторий[89]. Этой директивой предусматривается, что автономные системы оружия «должны быть спроектированы таким образом, чтобы позволить командирам и операторам осуществлять надлежащую степень человеческого контроля в отношении применения силы[90]. В ней определяются конкретные уровни, на которых дается официальная санкция на разработку и принятие на вооружение разных видов роботов[91]. В частности, в директиве предусмотрен запрет на разработку и развертывание БАРС, если не соблюдены определенные процедуры[92]. Эта важная инициатива одного из крупных потенциальных производителей БАРС должна быть одобрена и может открыть возможности для мобилизации международной поддержки в пользу национальных мораториев.

IV. Выводы

109. Есть, несомненно, убедительные доводы в пользу проявления большой осмотрительности в подходе к возможному созданию БАРС. Их применение может иметь далеко идущие последствия для социальных ценностей, в том числе глубоко повлиять на защиту жизни и принцип ценности человеческой жизни, равно как и на международную стабильность и безопасность. Хотя в настоящее время не ясно, как БАРС смогут во многих отношениях удовлетворять требования МГП и МППЧ, можно предвидеть, что при определенных обстоятельствах они смогут соблюдать эти требования, особенно если они будут использоваться бок о бок с солдатами. Даже если это так, существует широко распространенное беспокойство в связи с тем, что наделение БАРС возможностью убивать людей может принизить ценность самой жизни. Неустающие военные машины, готовые к применению нажатием кнопки, создают опасность перманентного вооруженного конфликта (хотя и низкой интенсивности), устраняя возможность послевоенного восстановления. Тем, кто хочет принять БАРС на вооружение, придется доказывать, что конкретные виды их применения в тех или иных конкретных условиях следует разрешить. Ввиду далеко идущих последствий их применения для защиты человеческой жизни потребуются убедительные доказательства.

110. Если слишком долго оставлять этот вопрос без внимания, он в буквальном смысле будет вырван из рук человека. Кроме того, следуя по пятам проблемного применения и оспариваемых обоснований беспилотников и прицельного уничтожения, БАРС могут серьезно подорвать способность мировой правовой системы сохранять минимальный мировой порядок.

111. Некоторые меры необходимо принять немедленно, тогда как другие могут последовать позднее. Если опыт беспилотников считать показательным, то необходимо будет с самого начала поставить на повестку дня задачу обеспечения транспарентности, ответственности и верховенства права. Потребуются моратории для того, чтобы не допустить принятия мер, которые позднее могут оказаться необратимыми, а всеохватывающий процесс принятия решения относительно подхода к этому вопросу должен идти одновременно на национальном, межгосударственном и международном уровнях.

112. Чтобы инициировать этот процесс, потребуется создать международный орган для мониторинга ситуации и выработки вариантов действий на более далекую перспективу. Непрекращающаяся работа этого органа, или его преемника, по вопросам, возникающим в связи с БАРС, будет иметь крайне важное значение ввиду постоянной эволюции технологии и необходимости обеспечить защиту права на жизнь – чтобы не допустить ни индивидуальных случаев произвольного лишения жизни, ни обесценения жизни в более широком плане.

V. Рекомендации


Прочитайте также: